Как инвалиду 3 группы не лишиться пособия по инвалидности при трудоустройстве?

В челябинской области инвалидам не выгодно устраиваться на работу

Как инвалиду 3 группы не лишиться пособия по инвалидности при трудоустройстве?

Претендуя на рабочее место, инвалид может лишиться присвоенной ему группы инвалидности. А запись в трудовой книжке означает потерю солидного пакета государственных социальных гарантий.

— Еще на этапе выбора индивидуальной программы реабилитации возникает дилемма: инвалидность либо трудоустройство, льготы и пенсия либо собственные доходы. Приходится выбирать. В медико-социальной экспертизе сегодня открытым текстом предупреждают: будете работать — не ждите пенсии.

Получается, выбирая работу, человек с ограниченными возможностями перестает «на бумаге» являться таковым, а значит, теряет все льготы (оплата ЖКХ, транспортные) и право на социальный пакет, — возмущается Наталья Нижегородова, руководитель региональной ассоциации молодых инвалидов «Аппарель».

Многие инвалиды сегодня панически боятся даже проходить медико-социальную экспертизу и напуганы, что их либо лишат инвалидности, либо переведут в иную группу, например из второй в третью.
 

— Инвалид-ампутант первой группы инвалидности, не имеющий обеих ног, но с юридическим образованием и трудоспособный, выбирая работу, может вместо третьей степени инвалидности получить нулевую, — возмущается инвалид второй группы с ДЦП Людмила Колпакова, председатель общества инвалидов Ленинского района Челябинска. — Стать попросту социальным инвалидом, которому не положено получать пенсионное пособие, которое со всеми надбавками может достигать и семи тысяч рублей. Не всегда зарплата инвалида, устроившегося на работу, бывает больше, чем потерянная им социальная пенсия.
 

— Я боюсь медико-социальной экспертизы. Даже за костылями, которые должны выдаваться мне по инвалидности бесплатно, не хожу, покупаю на свои деньги, — рассказывает Елена Жилкина, инвалид второй группы с ДЦП.

— Сегодня распространено убеждение: если ты трудоустраиваешься, имея инвалидность, значит, без проблем способен передвигаться и работать — получается, не такой уж и инвалид.

Обидно это слышать, ведь нога от таких фраз ни у кого не прирастет!
 

Практика трудоустройства большинства инвалидов весьма печальна: по истечении испытательного срока многие работодатели без угрызений совести указывают на дверь. Но судьбоносная запись в трудовой книжке уже навсегда станет основанием для лишения инвалидности, не поможет и прохождение очередной медэкспертизы.

Поэтому многие инвалиды предпочитают «синицу в руке» и не рискуют трудоустраиваться. Пытаются самостоятельно искать работу, не обращаясь в службу занятости, — по знакомству и через спонсоров общественных организаций.

В приоритете у инвалидов работа надомная, например, диспетчером или рекламным менеджером (на телефоне), в то время как в городской службе занятости изобилие рабочих вакансий.
 

— Сложность трудоустройства инвалидов в том, что вакансии по надомному труду работодатели в службу занятости не представляют, ни одной подобной вакансии сегодня у нас нет, — говорит Татьяна Федюкова, заместитель директора главного управления «Центр занятости населения Челябинска». — В основном рабочее место сотрудника на дому устраивает частных предпринимателей, но они сегодня любого желающего возьмут на эту работу, только не инвалида.
 

Молодые инвалиды сегодня активно осваивают компьютерную грамоту и пробуют зарабатывать самостоятельно при помощи Интернета. Виртуальный мир дает им возможность свободного перемещения в Сети, в то время как в жизни их действия ограничены.
 

— Я умею работать на компьютере, хорошо знаю Интернет, но с моей просьбой о домашнем месте работы ни один работодатель не соглашается. А добираться до офисов, где предлагают рабочее место, нет возможности.

У нас в городе даже солидные здания не оборудованы пандусами, никуда не заехать на коляске, — негодует Алексей Герасимов, инвалид первой группы с диагнозом «ДЦП».

— Недавно охранник меня даже к крыльцу банка не подпустил, мол, на коляске не положено, нечего тут клиентов смущать!
 

Еще шесть лет назад работодатели были заинтересованы в трудоустройстве инвалидов на домашние рабочие места, потому что имели определенные льготы от использования квотируемых мест.
 

— Сегодня льгот работодателям не предоставляется, и никто не хочет мириться с домашней работой инвалидов, — говорит Наталья Нижегородова.
 

В поисках работы инвалиду предстоит «споткнуться» о десятки порогов работодателей, а устроившись на долгожданную работу, еще и лишиться инвалидности. Вот и возникает вопрос: нужно ли столь рискованное трудоустройство?

Валерий Лугинин, заместитель министра социальных отношений Челябинской области:
 

— На медико-социальной экспертизе действительно могут изменить группу и степень инвалидности, ведь считается, что человек выздоравливает. До 2005 года на Южном Урале работала специальная комиссия, которая рассматривала все спорные случаи изменения инвалидности, в том числе и при трудоустройстве инвалидов.

При нарушении прав инвалидов подавались иски в суд. Сегодня медико-социальная экспертиза подчинена Москве, а областной комиссии, уже три года как нет. В некоторых решениях экспертизы сегодня есть перегибы. Многие люди с ограниченными возможностями боятся прохождения экспертизы.

Не понимаю, зачем слепому столько времени тратить на доказательство своей слепоты.
 

Наталья Клейменова, председатель главного состава филиала № 5 медико-социальной экспертизы Челябинской области:
 

— Решение экспертизы выносится на основании большого количества нормативно-правовых актов, инструкций и законов, это не личное мнение главного эксперта. Если инвалид не согласен с решением экспертизы, существует порядок обжалования в течение месяца.

Он может обратиться как в главное бюро МСЭ по Челябинской области, так и в федеральное управление. Также еженедельно проводится личный прием главного эксперта. Мы открытая для граждан организация.

Кстати
Сегодня 10 процентов состоящих на учете в городской службе занятости безработных, а именно 360 человек, имеют инвалидность и претендуют на особые рабочие места согласно своим возможностям.

Банк вакансий насчитывает около 13 тысяч предложений от работодателей, как для здоровых людей, так и для людей с ограниченными возможностями. Из них 78 процентов составляют рабочие специальности, непригодные для инвалидов.

Источник: https://rg.ru/2008/06/26/reg-ygural/invalid.html

Может ли инвалид 1-ой группы работать официально? — Nephroliga.ru: Межрегиональная общественная организация нефрологических пациентов

Как инвалиду 3 группы не лишиться пособия по инвалидности при трудоустройстве?
12.09.2017

Этот вопрос нередко возникает как у работодателей, так и у самих инвалидов. Действительно данная проблема всегда была актуальной.

Отвечает юрист Зверева Лариса Константиновна (Форум Медико-социальная экспертиза)

Трудовое законодательство Российской Федерации (ТК РФ) в силу ст.3, 92, 94 ТК РФ предоставляет инвалидам право трудиться, если работа не противопоказана им по состоянию здоровья.

Инвалиды, которым установлена инвалидность с 2012 года, могут официально работать и при установлении 1 группы инвалидности без всяких последствий для кого-либо.

Однако, работодатель в любом случае обязан создать работнику особые условия труда на рабочем месте.

Так как в соответствии с законодательством РФ об административных правонарушениях юридические лица подлежат административной ответственности за нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (ст. 2.10 КоАП РФ).

Если работодатель не может создать такие условия, а инвалид по состоянию здоровья может работать в обычных условиях и не требовать особых условий, то можно исключить ответственность работодателя за не создание инвалиду особых условий труда следующим образом.

1.Работник может не сообщать работодателю об инвалидности

В этом случае работодателю отвечать не придется. Он отвечает в рамках предоставленных работником документов. Если при приеме на работу сотрудник проинформировал отдел кадров о наличии у него инвалидности, то работодатель должен обеспечить соблюдение всех гарантий, предусмотренных для работника-инвалида (сокращенный рабочий день, дополнительные дни отпуска и т.д.).

В перечне документов, которые необходимо предъявлять при приеме на работу, справки об инвалидности или ИПР нет (перечень установлен ч. 1 ст. 65 ТК РФ). Поэтому решение о том, предоставлять ли информацию об инвалидности или нет, лежит на самом работнике.

Если справка работником не предоставлена, то он работает на общих основаниях под свою ответственность. Сам работник преследоваться не будет.

Но когда в Пенсионный фонд работодатель начнет выплачивать за него взносы и там узнают о его трудоустройстве, то размер его пенсии уменьшится, он уже не будет получать надбавку, как нетрудоспособный, однако, если пенсия выше прожиточного минимума, то такая надбавка не выплачивается и инвалид ничего не потеряет.

Пенсионный фонд при выявлении, что работает работник с 1 группой, не имеет право куда-либо сообщать об этом факте, в том числе в бюро МСЭ с целью понизить группу инвалидности, так как они не имеют право распространять персональные данные работника. В противном случае наступает ответственность за разглашение персональных данных.

Кодекс РФ об административных правонарушениях
Статья 13.14. Разглашение информации с ограниченным доступом

Разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, за исключением случаев, предусмотренных частью 1 статьи 14.33 настоящего Кодекса, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц − от четырех тысяч до пяти тысяч рублей.

Также Пенсионный фонд не уменьшит саму пенсию по инвалидности и ЕДВ.

Теоретически можно лишиться лишь социальной доплаты к пенсии (которая устанавливается, если пенсия ниже прожиточного минимума), если таковая назначалась, но учитывая 1-ую группу, вряд ли инвалид ее получает.

2. Сообщить об инвалидности и представить соответствующие документы, но отказаться от реализации своей ИПР и от создания особых условий труда на основании абз. 7 ст. 11 Закона N 181-ФЗ.

Статья 11 ФЗ от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов…

Индивидуальная программа реабилитации имеет для инвалида рекомендательный характер, он вправе отказаться от того или иного вида, формы и объема реабилитационных мероприятий, а также от реализации программы в целом…

Отказ инвалида (или лица, представляющего его интересы) от индивидуальной программы реабилитации в целом или от реализации отдельных ее частей освобождает соответствующие органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности от ответственности за ее исполнение.

То есть при трудоустройстве написать заявление на имя работодателя, что инвалид отказывается от выполнения мероприятий ИПР из раздела профессиональной реабилитации и отказывается от создания ему индивидуальных или особых условий труда на рабочем месте. Тем самым он освобождает работодателя от ответственности.

Итак, два варианта – это скрыть факт инвалидности, что вполне законно, так как при приеме на работы данные сведения не обязательны к представлению, или, при представлении документов об инвалидности, написать на имя работодателя заявление, что инвалид отказывается от создания особых условия труда на рабочем месте и согласен работать в обычном режиме и в имеющихся условиях труда.

Поэтому можно не обращаться в бюро МСЭ с просьбой изменить запись в ИПР.

Однако теоретически это делается так.

В ЛПУ оформить новое Направление на МСЭ по форме 0-88/у и пройти новое освидетельствование в бюро МСЭ С ЦЕЛЬЮ РАЗРАБОТКИ ИПР и включения в нее трудовых рекомендаций.

Обычно поликлиника прилагает к Направлению на МСЭ по форме 0-88/у стандартный типографский бланк подобного заявления, в котором надо только подчеркнуть соответствующие строки.

В данной ситуации в этом заявлении НЕ СЛЕДУЕТ просить (подчеркивать соответствующую строку, если это типографский стандартный бланк заявления) об освидетельствовании С ЦЕЛЬЮ УСТАНОВЛЕНИЯ ГРУППЫ ИНВАЛИДНОСТИ. В этом заявлении Вы должны просить ТОЛЬКО об освидетельствовании С ЦЕЛЬЮ РАЗРАБОТКИ ИПР.

Поскольку освидетельствование проводится на основании личного заявления гражданина, а в своем заявлении Вы не ставите вопрос об освидетельствовании на ГРУППУ инвалидности (она у Вас бессрочная), то этот вопрос и не рассматривается при проведении МСЭ, рассматривается вопрос ТОЛЬКО о разработке НОВОЙ ИПР.

Что обязан делать работодатель при трудоустройстве инвалида, от чего нельзя отказаться ни работнику, ни работодателю

ТК РФ Статья 224. Дополнительные гарантии охраны труда отдельным категориям работников

В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, работодатель обязан: соблюдать установленные для отдельных категорий работников ограничения на привлечение их к выполнению работ с вредными и (или) опасными условиями труда, к выполнению работ в ночное время, а также к сверхурочным работам; осуществлять перевод работников, нуждающихся по состоянию здоровья в предоставлении им более легкой работы, на другую работу в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с соответствующей оплатой; устанавливать перерывы для отдыха, включаемые в рабочее время; создавать для инвалидов условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации; проводить другие мероприятия

Трудовые льготы инвалидам

-предоставление ежегодного отпуска не менее 30 календарных дней ( статья 23 Закона «О соц.защите инвалидов );

-работающим инвалидам отпуск без сохранения заработной платы до 60 дней в календарном году. ( ст. 128 ТК РФ) ;

-сокращение рабочего времени ( ст. 94 ТК РФ);

-привлечение к сверхурочным работам, работе в выходные дни и ночное время лишь с согласия инвалида и при условии, если такие работы не запрещены ему медицинскими рекомендациями (статьи 96, 99, 113 ТК РФ);

-работающим инвалидам 1 и 2 группы установление сокращенной продолжительности рабочего времени не более 35 часов в неделю ( статья 92 ТК РФ, ст. 23 ФЗ «О соц.защите инвалидов).

Выводы:

Инвалид 1 группы имеет право на официальное трудоустройство. Пенсия по инвалидности ему уменьшена быть не может, так как пенсионный фон сам ее по причине трудоустройства не уменьшает.

Пенсионный фонд также не имеет право сообщить в бюро МСЭ, что инвалид с 1 нерабочей группой работает под угрозой наступления ответственности за разглашение персональных данных.

Работнику желательно, чтобы кто-то из знакомых не сообщил в бюро МСЭ, что работник работает. Но и в этом случае работнику на МСЭ не могут понизить группу, так как освидетельствование проводится лишь по письменному заявлению работника.

См. Приказ Минтруда России от 29.01.2014 N 59н «Об утверждении Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы»

А если вдруг работник при указной ситуации будет вызван на МСЭ, то он просто не явится или НЕ будет писать заявление на переосвидетельствование.

Сами члены бюро МСЭ группу без заявления пересмотреть не имеют права, за исключением осуществления контроля главным бюро за деятельностью районных бюро по необоснованному установлению группы, чего у инвалида 1 группы, очевидно, не имеется.

Работник может написать заявление на имя работодателя, что ему не требуется создания особых условия труда, чем может обезопасить и успокоить работодателя. Однако, работодатель будет обязан по трудовому кодексу предоставить работнику все трудовые гарантии, указанные выше.

Или же они договорятся, что работник просто не представляет работодателю документы об инвалидности. В этом случае гарантий по трудовому кодексу инвалид-работник не получит.

Источник: https://www.nephroliga.ru/nephropravo/invalidnost/norm_docs/view.php?ID=3633

39% инвалидов не хотят работать | Милосердие.ru

Как инвалиду 3 группы не лишиться пособия по инвалидности при трудоустройстве?

Фото с сайта mioby.ru

Нынешним летом служба исследований компании HeadHunter провела федеральный опрос с целью выяснить, как сотрудники из разных профессиональных сфер относятся к коллегам с инвалидностью, и как сами соискатели с инвалидностью оценивают свое положение на рынке труда.

Как выяснилось, 44% россиян работали с коллегами с инвалидностью. У 11% опрошенных работников есть инвалидность. 28% из них всегда получали поддержку от коллег, еще 32% принимали помощь периодически, но каждый четвертый ощущал поддержку коллектива крайне редко.

По данным HeadHunter, 46% работников нейтрально отнеслись бы к появлению в коллективе сотрудника с инвалидностью, еще 43% отреагировали бы положительно. Зачастую мы сталкиваемся со стереотипами в отношении взаимодействия со специалистами с инвалидностью, которые, как подтверждают данные исследования, никак не соответствуют реальности.

Выгоднее не работать

В 2016 году департаментом труда и социальной защиты населения г. Москвы был проведен опрос людей с особенностями здоровья на предмет их трудозанятости. Как оказалось, заинтересованы в трудоустройстве 19,7% опрошенных, а не заинтересованы  – 39,1%.

Вот как объясняют люди с инвалидностью отсутствие мотивации к труду.

Во-первых, инвалиды 3 группы в этом случае теряют московскую городскую надбавку. Например, слабослышащий инвалид с детства 3 группы 4 степени получает пенсию вместе с московской надбавкой 16500 рублей, а после трудоустройства пенсия составит 6900 рублей. Работающим инвалидам не производится индексация размера фиксированный выплаты к страховой пенсии.

Во-вторых, при восстановлении трудовых функций инвалиды 1 группы проходят переосвидетельствование и переходят на 2 группу, которая предполагает их трудовую занятость, а в этом случае они теряют возможность получать бесплатно некоторые реабилитационные средства.

Кроме того, при наличии в графе ИПР (индивидуальной программы реабилитации) доступный вид труда – «легкий ручной труд», зачастую требуется повышение квалификации или переобучение, которое инвалиды отказываются проходить.

Почему не хотят работодатели

Сейчас бизнес не имеет льгот при трудоустройстве инвалидов, а только обязанности по квотированию рабочих мест при численности рабочих мест свыше 100 человек. «Из 4336 коммерческих организаций выполняют условия квотирования – 3086, не выполняют – 1250.

Некоторые большие корпорации не хотят принимать на работу инвалидов, говоря, что им проще заплатить штраф», – рассказывает Елена Златогуре, председатель РОО содействия социальной реабилитации лиц с ограниченными возможностями «Яблочко», ответственный секретарь Общественного Совета «18+» при департаменте труда и соцзащиты населения Москвы, член координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при комиссии по социальной политике Общественной палаты РФ, член Совета МГАРДИ, член Московской торгово-промышленной палаты.

В итоге либо бизнес выполняет законодательство принудительно, либо руководитель по собственной инициативе, так сказать, по душевному расположению, решает, что в его компании будут работать инвалиды.

А еще официальное трудоустройство инвалида прибавляет работодателю сложностей.

«Например, бывает так, – рассказывает эксперт, – что инвалид, устраиваясь на работу, заявляет о том, что он вполне работоспособный, а, получив место, начинает часто болеть, говоря, что “он же инвалид”.

Таким образом, бизнес несет потери, а не получает прибыль. Отсюда предвзятое отношение к инвалидам со стороны бизнеса».

Крупный бизнес: западные принципы лояльности

Фото с сайта otrude.net

Все чаще, тем не менее, наблюдаются позитивные примеры. Крупные компании чаще стараются принимать соискателей с инвалидностью.

«Сегодня можно увидеть сотрудников с инвалидностью и в крупных гипермаркетах, например, людей с нарушением слуха, часто они работают на должности мерчендайзера. Кстати, люди с ограничением слуха считают, что они достойны большой зарплаты, потому что считают, что выполняют работу качественнее», – замечает Елена Златогуре.

Одна из социально-ответственных компаний, поддерживающих людей с инвалидностью, – «Лореаль». Здесь работают несколько сотрудников-колясочников.

Например, уже год на должности менеджера-стажера трудится в компании известный танцор 28-летний Дмитрий Торгунаков, многократный победитель чемпионатов мира и Европы по спортивным танцам на колясках.

Дмитрий участвовал в конкурсе «Путь к карьере», а позже на ярмарке вакансий РООИ Перспектива познакомился с HR-директором «Лореаль».

Дмитрий отмечает, что в офисе компании везде доступная среда, удобны лифты, туалеты, кафе, и никаких проблем в общении с коллегами: «Я считаю, что “Лореаль” – очень лояльная компания и соблюдает принципы этики. Компания делает значимую работу для людей с инвалидностью».

Здесь же работает и 33-летний Александр Громов. Когда-то Александр был ЛОР-врачом, но, получив травму, вынужден был оставить профессию.

«Я считаю, что возможностей у людей с инвалидностью сейчас все больше. Такие компании, как РООИ “Перспектива”, хорошо помогают, у них много контактов с бизнесом.

Другой вариант – не смущаться активно подавать резюме в крупные компании, они открыты.

В маленьких компаниях может не быть доступной среды, или они подвержены стереотипам», – советует АлександрГромов.

Стереотипы работодателей

Михаил Кривонос, руководитель проекта “Работа-I”. Фото с сайта rabota-i.org

У работодателей срабатывают и свои опасения в отношении сотрудника с инвалидностью. Часто работодатели отмечают, что человек с инвалидностью подсознательно ждет жалости и уступок. Или же у такого сотрудника сниженная мотивация. А еще компании просто боятся многого, например, что, взяв инвалида на работу, уже не смогут его уволить, хотя это просто незнание законодательства.

«Мы придумали такой термин, как “ответственные закупки”.

Работая с крупными юридическими, консалтинговыми и другими компаниями, мы рассказываем им, что, проводя тендеры на поставщиков услуг, они могли бы прописать как одно из требований рекомендации по приему сотрудников с инвалидностью и давать контакты – наши или РООИ “Перспектива”, – рассказывает руководитель проекта “Работа-I” Михаил Кривонос. – Мы стараемся воздействовать на собственников бизнеса, и это начинает работать. Появляется механизм клиентских отношений, когда заказчик говорит: “Я бы хотел нанять сотрудников с инвалидностью”, а поставщик услуг решает: “Хорошо, раз клиент хочет, значит, нам надо преодолеть эту сложность”, к тому же социальная ответственность это неплохо. А предрассудки есть по отношению к кому угодно – людям свойственно бояться непривычного и незнакомого. А когда явление уже понятно и привычно, то становится проще».

Часто бизнесу не хватает элементарных знаний.

«Многие, например, думают, что человек на коляске не способен водить машину и приехать на работу, и предлагают только удаленные варианты занятости.

Или, например, вроде бы говорят, что готовы принять инвалида, но есть препоны, к примеру, “у нас же лестница”… То есть в представлении работодателя “инвалид” – это только тот, кто не может ходить.

Не задумываются, что есть и другие виды инвалидности», – рассказывает Ольга Лоева, директор благотворительного фонда «ДЕЙСТВУЙ». Фонд проводит для компаний обучающие квесты, знакомя их с проблемами людей с инвалидностью.

Зачем нужен посредник в связке «соискатель с инвалидностью – работодатель»

Каждый третий человек с инвалидностью признается, что на работе ему мешает адаптироваться нехватка опыта коммуникации с людьми. Поэтому крайне важно связующее звено, которое поможет наладить контакт между соискателем и работодателем.

В питерском проекте «Работа-I»  помогают людям с инвалидностью найти работу. В том числе здесь работает «Школа сервиса» – проект подготовки к трудоустройству ребят с ментальной инвалидностью: таким соискателям найти работу сложнее всего. Их обучают несложным работам.

«Мы ведем эту работу совместно с работодателями: клининговые компании, магазины возят наших учеников на свои объекты, обучают, дают опыт. Таким образом, это не работа “в никуда”, наши ученики потом целенаправленно трудоустраиваются», – рассказывает Михаил Кривонос.

Конечно, процент трудоустройства таких сотрудников меньше, чем людей с другими формами инвалидности. Если из других групп процент трудоустройства 1 к 6, то здесь – 1 к 15. Но зато, отмечает Михаил Кривонос, больше социальный эффект, потому что у таких соискателей просто нет других возможностей.

РООИ «Перспектива» тоже полагает, что людям с инвалидностью нужно предлагать работу не в специализированных мастерских для инвалидов, а на открытом рынке.

Помощь таких объединений часто более действенна, чем работа государственных служб занятости. Механизм позволяет работодателю и соискателю встретиться и познакомиться с требованиями и компетенциями друг друга.

Эффект гораздо больше, чем от «холодных звонков» в компанию.

Как рассказывает руководитель программ по трудоустройству людей с инвалидностью РООИ «Перспектива» Михаил Новиков, в целом в год в «Перспективу» обращаются 600 человек, 220 из них трудоустраиваются, но статистика эта плавающая.

Бауманский университет в вопросах трудоустройства людей с инвалидностью, пожалуй, лидер среди вузов. Как рассказывает Александр Сорокин, специалист ресурсного учебно-методического центра по обучению инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья в Бауманском университете, в выпуске нынешнего года трудоустроено 28 человек из 29 выпускников.

В Бауманке для неслышащих студентов выстроена многоуровневая система трудоустройства.

В частности, вуз сотрудничает с предприятиями («Салют», «Энергомаш», НПО имени Лавочкина и другие), которые берут студентов на работу – чаще это IT-специалисты.

Бауманка также подписала соглашение с департаментом труда и социальной защиты населения Москвы и с Центром занятости населения Москвы – туда студенты и выпускники вуза также могут обращаться.

«Для наших студентов работодатель не может устраивать конкурсные испытания и устанавливать испытательный срок, таким образом, наши выпускники получают работу». В университете также проходят ярмарки вакансий, представители компаний приходят знакомиться с будущими специалистами.

На вопрос «Что может помешать вам работать в одном коллективе со специалистами с инвалидностью?» люди из разных регионов страны, у которых уже был опыт работы в одном коллективе с такими коллегами, ответили «Ничего» (67%). С ними солидарны 44% тех, у кого подобной практики не было, причем самый большой барьер они видят именно в отсутствии практики коммуникации с людьми с инвалидностью – 30%.

Наставничество как способ адаптировать сотрудника с инвалидностью

По статистике, одна из весомых трудностей на пути человека с инвалидностью к успешному погружению в коллектив и в рабочую деятельность является отсутствие наставника. Некому подсказать, помочь, а сложности в коммуникации в силу особенностей здоровья часто мешают задавать вопросы, просить помощи. Вот почему крайне важно менторство.

В июне 2017 года в Москве запустился пилотный проект по сопровождаемому трудоустройству: у работающего инвалида появляется наставник на производстве. Трудовой куратор может сопровождать не более 3 инвалидов, с заработной платой за каждого инвалида.

В благотворительном фонде «ДЕЙСТВУЙ!» работает проект наставничества, который помогает освоить соискателям с инвалидностью практические навыки.

Проект не ставил изначально задачу трудоустройства, но около 30 процентов участников получают в итоге работу. «Не все нацелены на трудоустройство. Кто-то просто пока определяется с профессией, это чаще студенты.

Кстати, мы планируем уже начинать работать и со старшеклассниками с инвалидностью, чтобы они заранее могли попробовать себя в разных профессиях.

Наконец, человек может быть уже трудоустроен, но ему нужно получить какие-то новые знания в своей профессии», – поясняет Ольга Лоева. Среди наставников – специалисты крупнейших компаний PwC, РБК, Canon, Rambler&Co, SAP, Yandex и других.

«Надо избавляться от иждивенческих принципов жизни»

Основные сложности в трудоустройстве людей с инвалидностью, считает Ольга Лоева, с одной стороны, в позиции самих соискателей: «Часто люди с инвалидностью немотивированы, неактивны, проявляют иждивенческую позицию, привыкнув жить на всем готовом, и их трудно убедить в том, что нужно трудиться».

Янина Урусова, соучредитель и генеральный директор НП Культурный центр «Без границ», соучредитель и директор Bezgraniz Couture, член рабочей группы по вопросам социальной интеграции молодых людей с инвалидностью при президенте РФ, замечает, что людей с инвалидностью у нас стараются реабилитировать через спорт или искусство, но мало задумываются об их практических навыках.

«Работа должна быть для любого человека, с инвалидностью в том числе, его профессией и карьерой, а не способом занять свободное время или развлечься, но часто ни сами люди с инвалидностью, ни родители таких молодых людей не настроены серьезно.

А ведь такой человек должен уметь обслуживать себя самостоятельно, чтобы не оказаться потом где-то в интернате. Нужно избавляться от иждивенческой позиции.

Тогда и работодатели будут воспринимать инвалидов не как благополучателей, а как реальный рабочий ресурс».

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/rabotodateli-ne-mogut-invalidy-ne-hotyat-chelovek-s-invalidnostyu-ishhet-rabotu/

«Страшно думать о будущем»: как выживают инвалиды в России

Как инвалиду 3 группы не лишиться пособия по инвалидности при трудоустройстве?

Вере 45 лет, она воспитывает 21-летнюю дочь Елену, у которой диагностированы аутизм и эпилепсия. Девушке пожизненно дали 1-ю группу инвалидности.

Согласно законодательству, до 18 лет все особенные дети признаются детьми-инвалидами, после совершеннолетия они должны пройти медико-социальную экспертизу (МСЭ), которая установит группу инвалидности.

От этого зависит размер пенсии и социальные льготы человека.

В 15 лет Лена закончила школу 8-го вида — специальное учреждение для детей с необратимыми отклонениями в умственном развитии. После этого она не посещает учебные заведения — проводит время с мамой, которая воспитывает ее одна.

«После школы нам предлагали пойти в училище, которое находится на другом конце города, но каждый день ехать так далеко — это того не стоит, — рассказывает Вера. — Я понимаю, что дальше моя дочь, как и многие другие особенные детки, не сможет пойти работать».

Что касается реабилитации, то учреждения, которые принимают взрослых инвалидов, можно пересчитать по пальцам, говорит Вера. «Когда Лена была несовершеннолетней, мы кроме школы посещали еще реабилитационный центр, где она могла общаться с другими детьми, но после 18 лет туда уже ходить нельзя», — поясняет собеседница «Газеты.Ru».

В районе, где живут Вера и Елена, есть учреждение, в котором занимаются с инвалидами старше 18 лет. Но они туда не ходят из-за отсутствия справки.

Дело в том, что вместе с документом о пожизненной 1-й группе инвалидности Лене выдали индивидуальную программу реабилитации (ИПР). В этом документе прописано, в чем конкретно нуждается человек: лекарства, средства реабилитации, посещение санатория и так далее.

«Эта справка дается на год, а чтобы ее получить, надо пройти всех врачей, которых, кстати, многие дети боятся. То есть каждый год мы должна заново проходить медико-социальную экспертизу, хотя группу инвалидности нам дали пожизненно. У нас нет на это ни сил, ни здоровья.

Без этой справки в центр реабилитации мы ходить не можем», — поясняет Вера.

Окончание школы означало для семьи не только конец образовательного процесса, но и потерю возможности зарабатывать.

Когда Лена посещала учебные заведения, ее мама устраивалась на работу рядом с дочерью: сначала в специализированный детский сад, потом в школу, куда ходила Лена.

К слову, так поступают многие мамы детей-инвалидов — идут работать или помогать в качестве волонтеров в те места, которые посещают их дети.

Однако когда ребенок взрослеет и ему больше не нужно ходить в учебные заведения, он остается один с мамой, которая зачастую не может отойти от ребенка больше, чем на несколько минут.

Вопрос заработка волнует Веру еще и потому, что через два года Лене исполнится 23, и маме перестанут выплачивать пособие по уходу за инвалидом — около 13 тыс. рублей в месяц. Кроме того, семья лишится бесплатного проезда для самой Лены и Веры.

Тогда у них останется лишь пенсия дочери (порядка 18 тыс. рублей) и положенные им бесплатные лекарства и средства реабилитации.

Между тем после 23 лет Лене все так же будут нужны дорогостоящие препараты, средства реабилитации и регулярные визиты к врачам.

«Эта проблема касается не только меня или нескольких мам, а целой прослойки населения в стране. Хорошо, когда в семье есть папа, который зарабатывает, но в основном инвалидов у нас в стране «тянут» мамы-одиночки, и они не могут одновременно заботиться о детях и работать», — говорит Вера.

Женщина уверена, что выплаты по уходу за ребенком-инвалидом мамам необходимо оставить до достижения ими пенсионного возраста. Она поясняет, что всегда можно отследить, куда родители тратят эти деньги, поскольку они стоят на учете в опекунском совете, перед которым регулярно отчитываются за полученные пенсии и пособия.

Что касается получения бесплатных лекарств, то и тут все не так просто. Вера регулярно должна получать препараты в психоневрологическом диспансере (ПНД), где стоит на учете ее дочь. Эти лекарства нужны Лене, чтобы купировать приступы эпилепсии.

«Что ни месяц, то приключение: в ПНД нам постоянно говорят о том, что у них нет какого-нибудь препарата, и предлагают заменить его другим лекарством.

Но ведь не все препараты можно заменять: врач назначает длительное и постоянное лечение, подбирает точную дозировку, берет на анализы кровь, чтобы понимать, насколько они помогают купировать приступы.

Эта свистопляска с лекарствами только вредит моей дочери», — сетует Вера.

Она решила, что не будет менять лекарства для Лены, поэтому каждый месяц тратит не менее 5 тыс. рублей в месяц, чтобы на собственные деньги докупить в аптеках препараты, которые по закону ей положены бесплатно.

На вопрос о том, чего не хватает мамам особенных детей, Вера отвечает — отдыха. «Мы варимся в своем котле, одни, и при этом нет никакой разгрузки. Например, я профессиональный дефектолог, но мне кажется, я бы уже не смогла работать с другими детьми, потому что я выгорела, устала. Если бы я могла повлиять на ситуацию, то организовала бы центры для особенных детей от 18 лет и их родителей.

Мама приводит туда своего ребенка и может быть уверена, что следующие час-полтора он будет в безопасности и занят интересным делом: танцами, музыкой, лепкой. А сама она в этот момент может немного отдохнуть: посетить соляную пещеру, попить чаю под приятную музыку, посетить массажный или маникюрный кабинет, пусть и за небольшую плату. Но это, конечно, только мои фантазии», — улыбается Вера.

«Жить 120 лет, не меньше»

Еще одной собеседницей «Газеты.Ru» стала Анна, которая вместе с мужем воспитывает 21-летнего Тимура. В 18 лет мальчику, страдающему генетическом заболеванием, дали 2-ю группу инвалидности. Это значит, что теоретически он может сам о себе позаботиться. Однако, по словам его мамы, сын никогда не сможет жить самостоятельно, ориентироваться в городе и зарабатывать деньги на жизнь.

«Получается, что после 18 лет Тимур резко «пошел на поправку», но это ведь не так», — говорит Анна.

С получением 2-й группы инвалидности парень лишился возможности бесплатно получить протезы зубов, которые из-за болезни у него очень легко ломаются.

Помогли друзья Анны, которые владеют кофейней — они пожертвовали Тимуру выручку за свой самый прибыльный день.

По словам женщины, с потом и кровью семья добилась того, чтобы после совершеннолетия Тимуру не перестали оплачивать покупку корсета для спины и ортопедической обуви.

Дело в том, что 2-ю группу инвалидности ему дали по физическим показателям. Сейчас у Тимура наблюдается стойкая ремиссия болезни Крона — тяжелого воспалительного заболевания кишечника. Ремиссия может длиться всю жизнь, а может прекратиться, и тогда болезнь даст обострение.

В этом случае понадобятся лекарства, которые выдаются бесплатно только инвалидам 1-й группы. Если происходит такое обострение, то инвалиду 2-й группы нужно проходить переосвидетельствование в больнице, которое занимает в среднем 2-3 месяца.

Только после этого и при смене группы инвалидности человек сможет бесплатно получить необходимые ему лекарства.

Группу инвалидности можно оспорить, если доказать, что человек недееспособен по тем или иным показателям. Например, семья Тимура может обратиться в ПНД, чтобы его осмотрели по умственным показателям. Однако Анна пока не хочет этого делать, поскольку боится, что тогда у него начнутся проблемы в колледже.

Сейчас Тимур посещает мастерские при технологическом колледже №21 — он учится там на садовода. После окончания он не сможет пойти работать, но они с мамой все равно тратят каждое утро по полтора часа в один конец, чтобы Тимур не сидел в четырех стенах дома.

Анна производит впечатление очень оптимистичной женщины, но говоря о будущем своей семьи, она не может не думать о том, что со временем заботиться о Тимуре будет все сложнее.

Так же, как и Веру, ее волнует, что очень скоро семья лишится пособия по уходу за инвалидом. Между тем пока дети становятся старше, родители стареют, и им становится все сложнее ухаживать за ребенком, особенно если он не ходит.

Кроме того, перед ними неизбежно встает вопрос: «С кем останется сын или дочь, когда их самих не станет?»

«Конечно, страшно об этом думать. У меня есть племянники, может быть, они помогут. Понимаете, приходится надеяться на кого-то из окружающих, потому что на государство я не надеюсь.

Я не хочу, чтобы Тимур попал в интернат.

Вообще у меня складывается впечатление, что если о детях-инвалидах еще заботятся, то после 18 лет они никому не нужны, кроме собственных родителей», — говорит Анна и добавляет, что мечтает «жить 120 лет, не меньше».

«Хочу, чтобы сын не пропал, когда меня не станет»

Оксана воспитывает сына Рому, которому недавно исполнилось 24 года. После совершеннолетия ему поставили 3-ю группу инвалидности. Семья с этим не согласилась, пыталась оспорить решение медицинской комиссии, но результатов это не принесло. У Ромы ДЦП, но он может самостоятельно передвигаться и даже выходить в город один, если ему нужно проехать по уже хорошо известному маршруту.

Он посещает государственный центр комплексной реабилитации инвалидов «Бутово», где есть группа для молодых людей до 30 лет. Максимальный возраст учеников центра — 35 лет. Здесь Рома проходит не медицинскую реабилитацию, посещает развивающие занятия — например, занимается лепкой из глины.

Сейчас его семья хочет попробовать устроить сына на работу. После девятого класса он закончил полиграфический техникум по специальности «переплетчик», но трудоустроить его не смогли, потому что мальчик был несовершеннолетним.

Вторая специальность Ромы — оператор электронного набора верстки. Оксана признает, что по этой специальности сын вряд ли сможет работать самостоятельно, поскольку с ним рядом должен находиться еще один специалист, который сможет помочь ему в случае необходимости.

Оксана самостоятельно ищет для сына возможные вакансии, за помощью в государственный центр занятости она решила не обращаться.

«После колледжа мы ходили в центр занятости по нашему району, нам предложили встать на учет, но в этом случае вычли бы определенную сумму из пенсии.

Кроме того, мне объяснили, что работники центра будут вместе с нами сидеть за компьютером и смотреть вакансии, а не предлагать уже найденные варианты.

Но я и сама могу сесть дома и искать вакансии в интернете, поэтому решила, что вставать на учет бессмысленно», — говорит Оксана.

Вместе с Ромой она уже рассматривала несколько предложений о работе на складах в магазинах — именно эту должность чаще всего предлагают инвалидам 3-й группы, поясняет собеседница. Что касается будущего ее сына, Оксана надеется, что у него будет стабильность.

«Я хочу быть уверена, что когда меня не будет, он сможет сам заработать себе на жизнь, на кусок хлеба с маслом. Я хочу быть уверена, что он не останется без жилья, ведь людей с особенностями развития гораздо проще обмануть — они доверчивые», — делится она.

Ася Залогина, президент фонда, помогающего семьям, которые воспитывают детей с особенностями развития, рассказала «Газете.Ru», что многие люди с инвалидностью в России теряют помощь системы образования после 18 лет, а затем испытывают сложности с трудоустройством.

По ее опыту, родители особенных детей часто обращаются к руководству специализированных обучающих центров с просьбой оставить детей в учебном заведении еще на год-два, чтобы «они имели возможность чем-то заниматься, общаться с людьми».

Особенные сложности испытывают люди с ментальными проблемами, например, с синдромом Дауна.

«В центрах соцзащиты им говорят, что соматически они здоровы и могут работать. Но в некоторых регионах даже для взрослых людей нет вакансий, и люди с инвалидностью остаются без финансовой поддержки.

Кроме того, уменьшается пенсия.

До 18 лет они получают выплаты, которые равны пенсии для инвалидов 1-й группы, а после совершеннолетия получаемые средства зависят от того, какую группу дадут человеку», — сказала президент фонда.

Трудоустройство людей с ментальной инвалидностью — это сложный процесс, считает Залогина.

Дело в том, что необходимо обучить специальности не только самих инвалидов, но и подготовить их будущих коллег, которые смогут помогать инвалидам в освоении профессии на рабочем месте.

Но это в теории — на практике же оказывается, что семьи, в которых особенные дети превратились в таких же особенных взрослых, остаются со своими проблемами один на один.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/08/25/12600547.shtml

Эксперт: «Устраиваясь на работу, инвалид не теряет свои льготы»

Как инвалиду 3 группы не лишиться пособия по инвалидности при трудоустройстве?

17.08.2017 Корреспондент: Дарья Нестерова архив Вячеслава Никулина

Почему южноуральцы с ограниченными возможностями не хотят или не могут трудоустроиться? «Губерния» выяснила, что одна из причин – это страх лишиться положенных по инвалидности льгот и страховых пенсий. Вторая – работодатели, которые предлагаю такие должности, с которыми инвалиды справиться не могут.

В сложившейся экономической ситуации найти хорошую работу бывает непросто даже профессионалу с большим трудовым стажем, а человеку с ограниченными возможностями здоровья сделать это порой становится практически невозможно. В Челябинской области зарегистрировано 68 тысяч инвалидов трудоспособного возраста, но трудоустроены из них только 15 361 человек. Некоторые, конечно, совсем не могут работать – не позволяет здоровье (таких 64 процента из 10830 опрошенных инвалидов), однако и среди тех, кто может заниматься хотя бы несложным трудом, заинтересованных, как ни странно, не так уж много. За год в Главное управление по труду и занятости населения Челябинской области обращаются в среднем 4 – 4,5 тысячи южноуральцев с ограниченными возможностями, а по факту работу находят всего порядка 20 процентов от этого числа. Как рассказала «Губернии» начальник отдела программы мероприятий в сфере занятости населения регионального управления по труду и занятости населения Елена Чередникова, в этом году, по данным на 9 августа, с намерением найти работу обратились 2 447 инвалидов, трудоустроено из них 515 человек – больше, чем в прошлом году. Профессии чаще всего не требуют какой-либо квалификации: подсобный рабочий, сторож, диспетчер. При невозможности трудоустройства предлагается профориентация и профобучение. Можно обучиться, к примеру, на оператора ЭВМ, особой популярностью среди женщин пользуются курсы маникюра. По словам эксперта, одна из главных проблем, с которыми сталкиваются жители области с ограниченными возможностями здоровья, это страх лишиться положенных по инвалидности льгот и страховых пенсий. Как рассказывает Елена Чередникова, наличие льгот и выплат не зависит от того, работает человек или нет, поэтому бояться нечего. При устройстве на работу социальная пенсия и ЕДВ выплачиваются, как и прежде, размер страховой пенсии также не меняется, но при этом не индексируется (ежегодно индексация составляет 4-5 процентов). То есть работающий инвалид продолжает получать пенсию в том размере, который был установлен на начало работы. Однако в случае увольнения размер пенсии увеличится в соответствии со всеми произведенными ранее индексациями. К примеру, если на момент трудоустройства размер страховой пенсии составлял 8465 рублей (средняя страховая пенсия инвалидов по России). После индексации на четыре процента ее размер будет пересчитан и составит 8804 рубля, но работающий инвалид получит на руки, как и прежде 8465 руб. После увольнения он будет получать на руки пенсию вместе с индексацией, и пенсия составит 8804 руб. Что касается федеральной социальной выплаты, полагающейся тем инвалидам, чей уровень дохода, включая пенсию, ЕДВ и меры социальной поддержки, ниже величины прожиточного минимума пенсионера в Челябинской области (8523 рублей), она приостанавливается в случае трудоустройства, поскольку заработная плата позволяет переступить прожиточный минимум без дополнительной помощи. Учитывая, что в среднем инвалиды в Челябинской области зарабатывают порядка 16,5 тысяч рублей, несложно посчитать, что даже временно лишаясь индексации страховой пенсии (разница составит 300-400 рублей) или федеральной социальной доплаты (ее размер зависит от дохода: к примеру, если доход на тысячу рублей меньше прожиточного минимум, то ФСД составит эту недостающую тысячу рублей), человек ничего не теряет. То же самое касается и льгот.

Работодатели предлагают «трудные» вакансии

Тем не менее, даже при всем желании устроиться на работу для инвалида не всегда представляется возможность трудоустройства по причине отсутствия вакансий, подходящих условий работы и транспортной недоступности (более 19 процентов инвалидов имеют проблемы с опорно-двигательной системой) и так далее.

– Средний возраст инвалидов на Южном Урале – 45 лет, причем 66 процентов – это мужчины, – рассказала Елена Чередникова. – Более 20 процентов из них имеют противопоказания по психо-эмоциональной нагрузке. Им подойдет только совсем простая работа, например, канцелярская.

Еще 20 процентам противопоказаны вредные и опасные условия труда, то есть для них нужно создавать специально оборудованные рабочие места, а на это готовы немногие предприятия. Подливают масло в огонь и сами работодатели, которые по закону обязаны предоставлять рабочие места для инвалидов под квоту.

Вакансии они предлагают, свободны почти 2,5 тысячи мест, но заявляют часто такие должности, с которыми люди с ограниченными возможностями справиться не могут. Например, 11,5 процента предложенных рабочих мест – инженеры, 4,5 процента – научные сотрудники, а у большинства инвалидов нет высшего образования. Поддержка оказывается и на региональном уровне.

Так, до 2019 года принята подпрограмма по предоставлению субсидий работодателям на компенсацию зарплаты трудоустроенным инвалидам. На каждого человека из регионального бюджета выделяется по 13775 рублей, но не более 3 месяцев. В том же объеме выделяются средства на прикрепление наставников к инвалидам 1 и 2 группы, для адаптации инвалида на рабочем месте.

Планируется ежегодно трудоустроить 55 инвалидов, в том числе 5 с наставниками. Кроме того, если инвалид решит открыть свое дело, ему предоставят субсидию в размере 67620 рублей, которая компенсирует затраты на приобретение оборудования, мебели, электронно-вычислительной техники, аренду офиса или производственного помещения и так далее.

Так, например, инвалид 3 группы из Сосновского района Альбина Габдрафикова благодаря такой поддержке в прошлом году открыла свое ИП. Раньше она была библиотекарем, но, оставшись без работы, в 2015 году встала на учет в Центр занятости населения. Долгое время найти подходящую вакансию не получалось, поэтому женщина решила пройти переподготовку.

Так она получила новую профессию – парикмахер и открыла свое дело. Субсидия ежегодно будет выделена 10 инвалидам, обратившимся в службу занятости населения и признанным безработными.

Подробную информацию по дополнительным мероприятиям можно получить в центре занятости населения по месту жительства и в Центре консультаций в сфере труда и занятости по телефону 8-800-444-8088(звонок бесплатный), а также на официальном сайте Областной службы занятости населения www.szn74.ru 

Возврат к списку

Источник: https://gubernia74.ru/articles/society/1081413/

Добавить комментарий