Могу ли я выйти на пенсию с 19 годами стажа в реанимации и годом стажа фельдшером скорой помощи?

Автор исторического очерка: главный врач скорой медицинской помощи Рошаль Марк Исакович, руководивший экстренной службой с 1961 года по 1988 год

Могу ли я выйти на пенсию с 19 годами стажа в реанимации и годом стажа фельдшером скорой помощи?

Вместо предисловия 

Вторая половина августа 1961 года. Заканчивается мой длительный отпуск, который предоставляется преподавателям Высших учебных заведений. 

Я готовлюсь к новому учебному году на кафедре медицинской подготовки (ныне кафедра валеологии) Тюменского пединститута (нынче Университет — один из ведущих Вузов области). 

Кафедра была создана только год назад, и мне возглавлявшему её пришлось проводить всю организационную работу: составлять учебные планы, приобретать наглядные пособия, подбирать преподавателей и т.д. Все мои мысли были направлены на учебный процесс, начинающийся в сентябре месяце. 

Неожиданный телефонный звонок, как оказалось, резко изменил мои планы и весь дальнейший жизненный путь.Меня приглашали в горздравотдел к заведующему Марголину Михаилу Израилевичу. Это меня удивило, поскольку я работал в системе Высшей школы. 

До пединститута я четыре года работал участковым врачом-терапевтом в Заречной поликлинике № 2, объединенной со стационаром. Все эти годы работы в поликлинике и в пединституте я по совместительству дежурил выездным врачом в ночные смены, в воскресные, и праздничные дни в станции скорой медицинской помощи. И подумал, что это приглашение связано с моей работой в скорой помощи. Но оказалось … 

После общих слов беседы, неожиданно для меня, заведующий горздравотделом предложил мне должность главного врача станции скорой медицинской помощи. 

Я знал этот коллектив и эту службу, знал о больших сложностях и трудностях в организации ее работы, но это, конечно, были поверхностные знания. Мне дано два дня для раздумий. Было, конечно, лестно, но не совсем понятно это предложение возглавить одно из важных медицинских учреждений города. 

У меня еще был молодой возраст (двадцать восемь лет), всего пятилетний стаж работы в здравоохранении, отсутствие опыта организационной работы. Но я знал большую опытность и мудрость руководителей Тюменского здравоохранения – заведующего облздравотделом Семовских Юрия Николаевича и заведующего горздравотделом Марголина Михаила Израилевича. 

И я стал рассуждать с их точек зрения. Годы работы в Тюменском здравоохранении и пять лет работы в станции скорой медицинской помощи дали определенный опыт и знания экстренной медпомощи на догоспитальном этапе. Учитывалось и то, что мне пришлось провести не малую организационную работу по созданию кафедры в учебном заведении. Вероятно, была оценена и другая сторона моей жизни. 

С детства я увлекался шахматами и имел определенные успехи в этом виде спорта. К этому времени я уже был неоднократным чемпионом области по шахматам, участвовал во многих областных, республиканских и всесоюзных шахматных турнирах.

Был первым в области кандидатом в мастера этого вида спорта. Уже несколько лет избирался председателем областной шахматной Федерации, вел шахматный отдел в Областной газете «Тюменская правда».

Наверное, это все тоже сыграло определенную роль при оценке моих организационных и аналитических способностей. 

И хотя мои мысли колебались, я дал согласие и 21 августа 1961 года был назначен главным врачом Тюменской станции скорой медицинской помощи, работе которой отдано более 40 лет моей жизни. 

Начав работу руководителя, я увидел столько сложностей и явных провалов в хозяйственных, технических и медицинских разделах и понял, в какой настоящий «омут» (не побоюсь этого слова) я попал. 

Но молодой задор, желание наладить работу этого отсталого от требований того дня коллектива взяли вверх и помогли мне, правда с большими сложностями, постепенно улучшать показатели работы, а затем и совершенствовать ее. Но об этом будет рассказано в других главах. 

Сегодня с высоты более чем сорокалетнего опыта работы в этой организации я могу оценить прозорливость руководителей здравоохранения, предложивших мне этот трудный участок медицинской деятельности. 

Могу самокритично сказать, что мне удалось создать высокоорганизованное, с хорошими показателями, высокой оперативностью и качеством оказания экстренной медпомощи медицинское учреждение, которое стало одним из лучших в системе здравоохранения города, а также среди станций скорой медицинской помощи Российской Федерации.

 В этой книге будут изложены все исторические этапы развития службы скорой помощи в Тюмени, рассказано об её ветеранах. Книга представляет интерес не только для медработников этой службы, но и для более широкого круга работников медицины, организаторов здравоохранения и простого читателя. 
Предыстория вступления в должность главного врача 

При несчастных случаях или резком ухудшении состояния здоровья люди вспоминают о существовании станции скорой медицинской помощи и, набирая телефон «03», надеются на быстрое ее прибытие и качественное оказание медицинской помощи. От четкой работы скорой медицинской помощи во многом зависит жизнь и здоровье человека. По ее работе население часто оценивает всю медицинскую службу города. 

Истоки создания службы скорой медицинской помощи в городе Тюмени уходят в 20-е годы прошлого столетия. 

Отделение скорой помощи, или как ее называли «служба спасения» существовало при тюменской городской больнице. 

Работа в государственных архивах по истории организации скорой медицинской помощи в Тюмени осложнялось двумя причинами. 

I. В дореволюционные годы и первые годы Советской власти город имел различные подчинения. 

До 1918 года — Тобольская губерния. 

1918 – 1923 гг. — Тюменская губерния. 

1924 – 1933 гг. — Уральская область. 

1934 год — Обско-Иртышская область. 

1935 – 1944 г. — Омская область. 

С 1944 года — Тюменская область. 

II. Облздравотдел и Тюменский горздравотдел документы о своей работе и работе подчиненных им медучреждений в архивы не сдавали, а своих должным образом архивов не имели. 

При работе в архивах просмотрено 3356 листов архивных документов.

 Имеются записи в заседании комиссии М.Т.Р.К. от 08.11.1921 года о работе в пункте скорой помощи при городской больнице города Тюмени лекпомов (фельдшеров): Казанцева, Виноградова и Квитко. 

Это первое упоминание в архивных исторических документах о службе скорой помощи. Соответственно, эту дату 8 ноября 1921 года можно считать днём создания скорой медицинской помощи в Тюмени. 

Источник: https://sp03tmn.ru/ru/about/us/skoraya-vsya-moya-zhizn/

Почему медики молчат и их не слушают

Могу ли я выйти на пенсию с 19 годами стажа в реанимации и годом стажа фельдшером скорой помощи?

Каждый раз когда задают вопрос почему медики молчат хочется поступить не очень вежливо и ответить вопросом на вопрос – а кто когда их спрашивал? Спрашивают более сильного или равного, а российские медики давно люди второго сорта, что прямо закреплено в соответствующих российских законных актах. Давным-давно прямо на глазах общества и с его молчаливого одобрения медицинское сословие – часть общества – поражено в правах и продолжает эти права дальше утрачивать. 

То же самое общество с радостью встретившее новость о распределении врачей в 2016 году всего через 2 года встало на дыбы когда точно так же решили поступить со всеми другими студентами поступившими на бюджет.

Сразу вспомнили, что по конституции образование у нас бесплатное, что рабский труд не эффективен, что многие профессии чисто академические и реальных ставок точь-в-точь под них не существует.

В итоге вопрос об обязательной всеобщей обработке бюджетниками своего «положенного по конституции» «бесплатного образования» в очередной раз отложили, а про врачей забыли.

Предлагаю быть честными до конца – вычеркнуть из конституции касту лекарей-рабов.

Вы уже тампонируете телами вчерашних медиков-студентов кадровые дыры, лишили права свободы воли проложив колею стандартов, лишили права на ошибку приравняв к роботам, заткнули рот медицинской тайной и «клятвой», а так же лишили право на саму жизнь одновременно запрещая нам самооборону и тут же угрожая посадить за оставление без медицинской помощи очередного мимикрирующего под болезного урода. 

Что это как не поражение в правах по профессиональному и классовому признаку?

Общество в целом и сами медики в том числе привыкли к такому вековому положению вещей и почти не обращает на это внимание. Те из числа коллег кто хочет это положение вещей изменить в силу разных причин ( о них ниже ) не могут самоорганизоваться и отстоять те же самые права на свободу воли, свободу слова, нормальный труд, здоровье и саму жизнь прописанные в конституции…  для всех. 

ИСТОРИЯ И ОБЩИЙ ПЛАН 

Для того чтобы понять почему так получилось давайте вспомним, что наша медицина до сих пор находится в полуразвалившемся здании имени первого наркома здравоохранения Семашко.

Да за последние почти 30 лет вопреки воли государства появились целые направления вроде пластической хирургии и косметологии; да стоматология у нас довольно неплохая – так как изначально выкинута в коммерцию; да можно через некоторое время уйти в коммерческие клиники; да вместо страховой системы у нас целый ворох паразитов созданных для кормления банков и себя любимых, но система воспроизводится … или уже только производит? 

Семашковская система здравоохранения затачивалась большевиками под «обслуживание РККА», то есть для рождения, воспитания, лечения и возвращения в строй воинов будущей мировой революции. 

Если принять первоначальную логику в стиле к/ф Матрица, где человек всего лишь батарейка и винтик для катка мировой революции становится понятны усилия советского правительства направленные на всеобщую борьбу с первичными инфекциями – не дай бог в армии, перекос обучения в сторону борьбы с ООИ в ущерб лечения «обычных соплей» – в армии не до соплей, поддержку родовспоможения, материнства и детства – нужно больше солдат, внедрение обязательной плановой вакцинации – здоровых солдат,  борьбу с «социальными болезнями» вроде пьянства и туберкулёза, развитие всеобщей сети ЛПУ разных уровней, сети санаториев и так далее. 

Сюда же накладывается плановая экономика, помешанность на идее коллективизма, отрицание прав личности и мнения самой личности как факта, уничтожение частной врачебной практики и платной медицины, всеобщая уравниловка убивающая инициативность на корню, нетерпимость ко всяким горизонтальным связям в виде независимых медицинских ассоциаций и профсоюзов, выкорчёвывание всякого налёта былой интеллигенции, постройку больниц надзорного типа с отрицанием как физиологических норм у самих врачей ( кто не писал в умывальник… ), так и прав больных – привет допуску родственников в отделения реанимации… 

Вертикаль власти МГБ и плановая экономика с методами НКВД до сих пор становой хребет российской государственности.

Именно поэтому прослеживается константа логики поведения всех министерств в стиле отдела снабжения: обеспечить данную территорию МРТ, врачами первичного звена, компьютерными томографами, машинами скорой помощи, открыть ФАПы и доложить наверх, перенаправить с других больниц в приказном порядке средний и младший медицинский персонал, а так же обеспечить больницы другими … расходниками. 

А если учесть, что Семашко так и не удалось создать единое сообщество советских врачей и «своих медиков» сохранили многие ведомства вроде вооруженных сил, номенклатуры, РЖД, МВД, ФСИН, НКВД, то становится понятно, что «медицинского сообщества» как не было как и нет.

Военных медиков коллеги с гражданки называют «сапогами», выпускники лечфака не преминут напомнить стоматологам, что те лечат только голову, терапевты не лечат – лечат хирурги, анестезиолог – приложение к баночке эфира, терапевт ПО фыркнет на слово «коллега» терапевту поликлиники, фельдшерам всегда могут напомнить, что они фактически медсестры, медсёстры реанимации фыркают на медсестёр терапии и далее до… санитарок, которые как известно «просто моют полы» и их можно сократить. 

Человек в России забит дёшев, нищ и ничего не стоит. Нет командного духа и осознанного понимания того, что все вместе делают одно общее дело так как системы здравоохранения нет. Если конечно за образец системы здравоохранения брать с прилежную западную администрацию учитывающую не только мнение бизнеса и власти, но и мнение общества и самих работников. 

Потом санитарские ставки в таком же приказном порядке вменяют медсёстрам, тех снимают из кабинетов врачей, медсёстры увольняются, за ними врачи, отделения или даже целые больницы закрываются и стая номенклатурных оптимизаторов счастливо летит окучивать новое жирное на ставки ЛПУ. 

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ ИДЕАЛЬНОГО ЭСКУЛАПА

Теперь перейдём к тому как советская система описывала и продолжает описывать российская система идеального медика. Идеальный медик это доктор Айболит – безотказный врач бессеребреник готовый работать как робот сутками напролёт.

«Десять ночей Айболит

Не ест, не пьёт и не спит,

Десять ночей подряд

Он лечит несчастных зверят

И ставит и ставит им градусники»

Не знаю был ли подобный миф так распространён в СССР, но в РФ за последние 20 лет население благодаря пропаганде точно в него поверило и не получая желаемого озверело, если не сказать оскотинилось. Картинка сия твёрдо вбита как в голову пациента – чтобы требовал положенное и в голову самих медиков – чтобы молчал когда бьют. 

Добрый доктор Айболит!

Он под деревом сидит.

[ фактически плюёт в потолок ]

Приходи к нему лечиться

[ эх … отменить бы вызова на дом … ]

И корова, и волчица,

И жучок, и червячок,

И медведица!

Всех излечит, исцелит

Добрый доктор Айболит! 

[ декларация 100% приёма и 100% же исцеления] 

Дальше, насколько помните, нам описывают собирательный образ типичного земского врача конца 19 века общей… обширной пандемической практики способного вылечить «от ангины, скарлатины, холерина, дифтерита, малярию и бронхита», а так же обладающего навыками хирурга который и ноги пришить может и так «по мелочи» вроде удаления аппендикса. И здесь тоже прослеживается логика новой власти вылечил – хорошо, а если не вылечил – сел. 

На самом деле живучесть мифа возможности 100% не то что лечения, а диагностики любого заболевания смешна только до тех пор пока не услышишь как к знакомому стоматологу «ну ты ж врач» обращаются за помощью в лечении геморроя или окулисту «по быстрому» сделать вскрытие чирия.

Многие знают как безуспешны часто попытки доказать, что живём мы не в сказке, что диагностика трудное дело, что люди очень похожи, но всегда разные, что на терапию и операцию каждый организм реагирует по разному… даже родственники часто уходят от тебя с таким видом, как будто ты им наврал, как будто их облапошили, а не сказали правду. 

А для людей знакомых с медициной только по браваде министров здравоохранения и заголовкам СМИ логика как всегда проста  … вылечил – хорошо, а не вылечил – сел.

Лично был на трёх судах, где врачу поставили в вину уход на обеденный перерыв – при не экстренном-то больном переданному другому врачу и в одном случае лично заведующему отделения.

И каждый судья ставящий врачу в вину его физиологию ( такую же что и у судьи замечу ) в виде необходимости похода в туалет или уйти на обеденный перерыв сидел ровно до звонка. И инициатором суда против врачей было их непосредственное начальство – люди номинально одной касты и ходящих в таком же халате. 

Почему мнение о медики в формате «Вы нам должны!» утвердилось в обществе? Очень просто – мнение рядового медика не слышно. Не слышно оно не только из-за давления карательно-административного аппарата и общественного мнения, но и по причине отсутствия навыка его высказывать.  

ВОСПИТАНИЕ БЕЛОГО ИНФАНТА 

Так вот как системе воспитать идеального медика раба? Да очень просто – обманывать его на всём протяжении обучения, а ещё лучше когда его будут обманывать собственные учителя и «боевые товарищи».

Каждый обманывает своего будущего коллегу по чуть-чуть, по разным причинам и исходя из разного целеполагания, но все вместе выдавая в конце человека с заботливо свёрнутой шей.

Большинство с этим своим положением в обществе смирится и будет воспринимать как должное – все коллеги же так живут… 

Профессиональная ориентация

Отсутствует. Совсем. Так вот часть идёт в медицину зарабатывая деньги – всё как у всех, часть идёт в медицину дабы занять тёплое место папы главврача или академика.

Большая часть одурманенные пропагандой захотело «спасать человечков»,  кататься на машинке с мигалкой, кто-то решил дарить людям улыбки, а кто-то идёт благодаря благонравным и часто корыстным похлопыванием по плечу родственников – врачом – уважаемым человеком будешь! Не замечая насколько циничны и расчётливы их помыслы. Хотя в большинстве случаев родственники и знакомые не заморачиваются совсем и так и говорят «как выучишься – нас лечить будешь!». 

Абитуриент

Первое, что вчерашний школьник обнаруживает желая подать документы в мед –  надо сдавать в 2 раза больше предметов, чем в другие вузы. Это при одинаковой-то у всех школьников физиологии и предыдущей нагрузке. После введения ЕГЭ (?) вроде как убрали физику из обязательных предметов, но не уверен… 

Второе это сроки обучения. Они тоже практически двукратные – 8 лет в среднем. За то время пока в других специальностях люди заканчивают второе высшее студент медик только входит в профессию.  

Третье. Образование у нас – монополия государства. Медицинские вузы государственные. Преподаватели вузов – бюджетники.

Люди априори зависимые от государства учат в государственных вузах, за государственные деньги тому что пожелает государство. Угадайте каков дух свободы витает в подобных вузах и как часто он там вообще появляется.

И не забываем, что студенту меда учится надо в два раза больше, а значит и давят на него в два раза дольше… 

Четыре. Медицинские вузы подчиняются двум министерствам – здравоохранения и образования. Поговорка «у семи нянек дитя без глазу» очень к месту. Если постоянные реформы одного ведомства можно как-то переживать, то реформы двух вместе их боданием и созданием конфликтующих правил и положений нормально переживать сильно сложнее.

Производственная практика, где работать уже надо с людьми очень часто совмещается с учебной, а закрепляют материал лекции перед экзаменом.

Добавим сюда отсутствие такого важного предмета для врача как логики ( доказательная медицина привет!) …обучение вскользь медицинскому праву, этике и деонтологии часто не после окончания клинический дисциплин, а где-то в начале или посередине… и бесконечные реформы, реформы, реформы. 

Не будем забывать и «войну школ». Медицинское землячество и гневные удары в грудь с упоминанием великих имён, мест, учений, направлений с обидами уходящие корнями на тех кто когда-то у кого-то увёл в 1967 году бабу. Какие публикации в Pubmed и ссылки на западные руководства – о чём вы. 

Пятое оно же главное – пропаганда. Показатель качества советской и российской пропаганды это конкурс до 17 и выше человек на место в медицинском вузе при ставке врача «на выходе» часто меньше 100$ – в месяц. Про ставки медсестёр и санитарок и говорить нечего. 

Почему экзаменов надо сдавать в 2 раза больше – ты избранный! Почему учится надо в 2 раза дольше – профессия врача самая почётная в мире! Почему врачи получают чуть выше водителя автобуса – хорошего врача народ прокормит ( Семашко форева). 

У нас любят приводить в пример и показывать старейшего оперирующего хирурга в стране – вот только живёт она в деревянном доме…  фактически в бараке. Такие люди отдают всю свою жизнь медицине – целиком. До дна.

Таких юродивых от медицины с клятвой Гиппократа в глазах очень любит начальство – публично не критикуют, больные и СМИ – вот он живой халявный Айболит, их интервью и посты о долге врача перед обществом собирают кучи лайков и репостов в социальных сетях, сами стахановцы терроризируют своими показателями коллег, а дома их проклинают в слезах собственные дети. 

Источник: http://andrejzamesin.blogspot.com/2018/06/molchanie-vrachej.html?m=0

Добавить комментарий