Возможно ли выиграть суд при таких условиях?

Верховный суд напомнил кредитной организации о сроке давности

Возможно ли выиграть суд при таких условиях?

Взаимоотношения банка и гражданина, который просрочил платеж по кредиту, почти всегда укладываются в нехитрую формулу — банк все равно возьмет свое. Но судебная практика показывает, что соблюдать сроки и уважать закон надо не только гражданину.

В Воронежской области в суд обратился известный банк и предъявил претензии супружеской паре. В иске финансовая организация написала, что в 2008 году дала гражданину кредит в полтора миллиона рублей на покупку квартиры.

Гражданин кредит не вернул. Поэтому банк хочет забрать долг, проценты по нему и штраф за просрочку. А еще банк потребовал квартиру ценой в 1 миллион 700 тысяч, которую в ипотеку купил должник.

Когда банк давал кредит, поручителем стала жена гражданина.

Ипотека давалась на двадцать лет. Но первые просрочки случились уже на следующий год после получения кредита. Поэтому спустя год банк потребовал вернуть ему весь долг целиком и сразу. Должник этого не сделал.

И вот спустя почти девять лет банк отнес иск в суд. Семья должников в суде заявила о пропуске срока исковой давности.

Пенсии, автогражданку и ставки по кредитам посчитают по-новому

Районный суд банкирам по этой причине отказал в иске. Тогда банк пошел дальше и оспорил отказ в областном суде. Там отказ отменили, взыскали с семьи просроченную задолженность и забрали квартиру.

В Верховный суд РФ обратилась семья должников и попросила отменить решение областного суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда дело прочла, обсудила доводы сторон и решила, что жалоба подлежит удовлетворению.

Нарушения Верховный суд нашел именно в решении апелляции. Он внимательно изучил договор банка и гражданина. Там был пункт, в котором сказано, что погашение кредита и уплата процентов идет ежемесячно равными суммами.

А в другом пункте написано, что банк имеет право потребовать всю сумму задолженности по кредиту и по процентам при просрочке больше чем на 15 календарных дней. Право собственности на квартиру и обременение в виде ипотеки было зарегистрировано в ЕГРН.

Требование погасить весь кредит досрочно в течение трех дней банк отправил должнику уже через год. Но он долг не погасил.

Районный суд, отказывая банку в иске, пришел к выводу, что банкиры действительно пропустили срок исковой давности, «поскольку с момента неисполнения заемщиком требований банка о досрочном возврате кредита прошло более трех лет». А вот доказательства прерывания срока давности, в частности, путем признания заемщиком долга, банк не представил.

Областной суд, не соглашаясь с такими выводами, заявил, что срок исковой давности по требованиям о возврате заемных денег, погашение которых по договору должно идти периодическими платежами, «исчисляется с момента наступления срока каждого очередного платежа».

Поэтому банк вправе «требовать взыскания основного долга в пределах трехлетнего срока исковой давности до момента обращения с иском в суд». Верховный суд РФ посчитал, что такие выводы основаны на «неправильном применении норм материального права». Вот его аргументы. По Гражданскому кодексу срок исковой давности — три года.

Течение этого срока начинается со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

По статье 811 Гражданского кодекса, если по условиям договора предусмотрено возвращение займа по частям, то есть в рассрочку, заимодавец вправе требовать досрочного возврата оставшейся суммы с процентами. По смыслу этой нормы предъявление кредитором требования о досрочном возврате кредита изменяет срок исполнения обязательств по возврату суммы долга.

В нашем случае банк при просрочке еще в 2009 году потребовал вернуть в три дня долг, проценты и неустойку.

Вывод Верховного суда — банк воспользовался своим правом и потребовал досрочного погашения всей суммы, тем самым изменив срок исполнения заемщиком обязательств по возврату основного долга и уплате процентов за пользование кредитом.

При таких обстоятельствах срок исковой давности следует считать с момента неисполнения требований банка о досрочном возврате всей суммы кредита.

Банк ДОМ.РФ начнет выдачу ипотеки под 6% на весь срок действия кредита

По статье 207 Гражданского кодекса с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям — проценты, неустойка, залог, поручительство и так далее.

Таким образом, подвел черту высокий суд, с момента истечения срока давности по требованию о возврате всей суммы основного долга истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, включая проценты, залог, неустойку и поручительство.

Был пленум Верховного суда (N 43 от 29 сентября 2015 года). На нем рассматривались некоторые сложные вопросы, связанные с применением норм Гражданского кодекса об исковой давности. И там также говорилось, что с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок давности и по дополнительным требованиям.

Вместе с тем если стороны договора прописали в нем, что проценты подлежащие уплате на сумму займа, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы кредита, то срок исковой давности исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы.

В нашем случае суд установил факт досрочного требования банком всей суммы кредита, но не было установлено обстоятельств прерывания или приостановления срока исковой давности по главному требованию — о возврате суммы кредита.

В этом случае выводы апелляции, что срок исковой давности по требованию долга и обращение взыскания на квартиру не истек, противоречат нормам материального права и разъяснениям пленума.

Это нарушение считается существенным, поэтому апелляция свое решение должна пересмотреть.

Источник: https://rg.ru/2019/04/09/reg-cfo/verhovnyj-sud-napomnil-kreditnoj-organizacii-o-sroke-davnosti.html

Верховный суд объяснил, как защищать свою честь и достоинство

Возможно ли выиграть суд при таких условиях?

Верховный суд РФ сделал важное разъяснение, одинаково полезное простым гражданам, коммерческим структурам, чиновникам и средствам массовой информации. Суд изучил практику рассмотрения отечественными судами споров о защите чести, достоинства и деловой репутации за последние пять лет.

Как социальные сети могут испортить репутацию компаний

Не секрет, что судебные иски о защите чести и достоинства всегда привлекают повышенное внимание общественности. И воспринимаются не всегда однозначно. По данным Верховного суда, за год наши суды общей юрисдикции рассматривают примерно 5 тысяч таких споров, а арбитражные суды — примерно 800 дел, которые решают вопросы деловой репутации.

Бытует мнение, что иски о защите чести касаются в основном СМИ и журналистов, чьи публикации кого-то задевают и обижают. Так вот, судебная статистика это утверждение не подтверждает. По ее данным, ответчиками по искам о защите достоинства журналисты и их издания привлекаются в четыре раза реже, чем простые граждане или юридические лица.

Подобный анализ Верховного суда важен еще и потому, что за последние несколько лет изменились некоторые законы. В итоге рамки защиты доброго имени тех, кого обидели, стали шире.

Из новых норм появилась, к примеру, возможность признать по суду факт нарушения личного неимущественного права. Теперь в суде можно требовать полностью опубликовать решение суда, которое защищает обиженного.

А еще теперь можно защитить имя человека даже после его смерти. Если порочащие гражданина сведения стали широко известны, то сейчас реально потребовать в суде удалить информацию отовсюду, откуда можно.

К примеру, целиком уничтожить тираж без какой бы то ни было компенсации.

СМИ не отвечают за сведения, если это дословная цитата из другого средства массовой информации

В своем обзоре Верховный суд РФ назвал главные условия, чтобы выиграть процесс о защите чести и достоинства. По его утверждению, должна быть совокупность трех условий: сведения должны носить явно порочащий характер,они должны быть распространены и несоответствовать действительности.

А вот дальше роли в судебном процессе распределяются так — тот, кто жалуется на обидевшую его информацию, должен сам доказать, что был факт распространения, и эти сведения носят порочащий характер. Ответчик обязан доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

Олеся Фокина: Людей с неиспорченной репутацией становится все меньше

Что же самое важное, по мнению Верховного суда, надо учитывать при рассмотрении исков о защите чести и достоинства?

Суд подчеркнул, при каких условиях заявителям надо в суде отказывать. Это несоблюдение тех самых трех условий — порочащая информация, ее распространение и несоответствие фактов действительности. И если из этих трех условий отсутствует хотя бы одно, то на победу в суде рассчитывать не стоит.

Как пример Верховным судом был приведен иск двух граждан друг к другу. Один через газету заявил, что у коллеги в диссертации плагиат, а другой на это обиделся и отправился в суд.

Первый суд иск рассматривал и даже принял свое решение, но Верховный суд объяснил — судом не разрешен вопрос, а был ли в диссертации действительно плагиат? Может, коллега и прав? Для ответа на этот вопрос надо было суду назначать экспертизу диссертации.

Вообще-то по вопросу назначения экспертизы Верховный суд в этом обзоре высказывался неоднократно. В первую очередь, чтобы понять — сведения, которые распространили, действительно порочащие честное имя человека или это истцу лишь кажется? Чтобы не казалось, подчеркнул Верховный суд, для решения таких вопросов надо приглашать на консультацию специалистов.

Жесткое разграничение делает Верховный суд РФ между тем, была ли информация распространена как утверждение или как просто мнение того, кто писал? А может, это было убеждение автора?

Верховный суд согласился — самое сложное в таких исках найти грань между утверждением факта и субъективным мнением автора, на которое он имеет право.

Отстаивая право на свободу выражений, Верховный суд подчеркивает, что надо особо осторожно подходить к оценке споров, когда стороны конфликта — политические оппоненты.

Вот еще интересный пассаж, который важен для тех, кто может обратиться в суд с подобным иском. По утверждению Верховного суда, человек освобождается от ответственности, если докажет, что его сведения соответствуют действительности в целом. При этом истец не может доказывать обиду, выбирая из текста по крупицам — где по слову, а где и по отдельной фразе.

В качестве примера Верховный суд привел иск некой коммерческой фирмы к газете, которая сообщила о серьезных долгах предприятия перед кредиторами. А потом рассказала о появлении в этой фирме внешнего управления.

После обращения в суд оказалось, что внешнего управления в коммерческой структуре нет, но долги есть, и это факт. В подтверждение редакция показала письмо банка, который сообщает коммерсантам, что они должники.

Суды учитывают прожиточный минимум в регионе и не соглашаются с оценкой гражданином своих страданий

Очень острый вопрос с критикой публичных людей. Они обижаются часто и так же часто идут в суды с исками, обвиняя во вторжении в их личную жизнь. Так вот Верховный суд иски к таким известным гражданам выделил даже в отдельную главу. И очень четко разделил, где личная, а где не личная жизнь для таких людей.

Верховный суд подчеркнул, что критика публичных людей допустима в более широких пределах, чем критика частных лиц. При этом Верховный суд согласился, что такие дела сложны при рассмотрении. А в качестве примера привел иск некого высокопоставленного по региональным рамкам чиновника к депутату, чью деловую репутацию, по его мнению, задели, когда обнародовали в Интернете критику его действий.

Верховный суд, когда пересматривал решение местных судов по этому иску, заявил, что пределы допустимой критики в отношении публичной фигуры чиновника шире, чем обывателя.

Чем грозит раскрытие личных секретов граждан в интернете

Еще один любопытный пласт жалоб в суды с исками о защите чести и достоинства. В суды идут те, на кого граждане пожаловались официально в государственные структуры.

Сообщили о своих подозрениях или попросили проверить некие факты.

После проверки, если государственные органы ничего криминального не нашли, обиженные объекты проверки идут в суды с исками о защите достоинства. И подобных дел немало.

Про такие ситуации Верховный суд сказал — подобные иски не подлежат рассмотрению.

Еще Верховный суд подтвердил — СМИ не отвечают за распространение сведений, если они дословно процитировали сообщение, опубликованное другим средством массовой информации.

Но суд оговорился — в такой ситуации, если опубликованная ссылка была успешно оспорена в суде, то средство массовой информации, которое ее процитировало, материально не отвечает, но обязано дать опровержение.

Бывает и так, что в Интернете появилась ложь, но без указания на автора. Кто в таком случае должен отвечать перед гражданином? Верховный суд объяснил — если нельзя определить, кто автор недостоверных фактов в Интернете, то отвечает за все владелец сайта.

Интересный вопрос, который волнует всех, кто обращается в суды с подобными исками — а сколько стоит честное имя? Какая сумма подлежит выплате, если суд встал на сторону истца?

По мнению Верховного суда, сумма компенсации морального вреда должна соответствовать требованиям разумности, справедливости и «быть соразмерной последствиям нарушения».

Суд подчеркнул, как правило, суды дают меньше денег, чем просил истец.

Региональные суды в своих подсчетах, разъяснил Верховный суд, учитывают показатель прожиточного минимума в конкретном регионе и часто не соглашаются с субъективной оценкой гражданина уровня своих моральных страданий. Так, человек уверен, что его страдания на миллион, а ему присуждают тридцать тысяч рублей компенсации с обидчика.

Правда, иногда бывает обратное, когда обратившийся в суд с иском гражданин не может определиться с суммой выплат. В подобных случаях бывало, что ему суды в рассмотрении заявления отказывали, ссылаясь именно на то, что человек не определился.

Так вот, Верховный суд для подобных случаев сделал специальное разъяснение — если гражданин точно не может посчитать, сколько стоит в рублях его обида и моральные страдания, то это не может считаться основанием для отказа в присуждении ему положенных выплат.

Источник: https://rg.ru/2016/10/31/verhovnyj-sud-obiasnil-kak-zashchishchat-svoiu-chest-i-dostoinstvo.html

Что такое независимый суд (напоминание из России 1903 года)

Возможно ли выиграть суд при таких условиях?

Как выглядела независимость судей в викторианской Англии – об этом мне уже доводилось писать (см. Regina v Keyn, или независимость судей по-английски); в настоящей же заметке поговорим о России.

При просмотре решений Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената мне бросилось в глаза одно дело.

Фабула его касается сервитута и не очень сложна: ответчик имел право построить плотину на земле истцов для поддержания уровня воды в мельничном пруду; со временем для поддержания ее уровня потребовалось построить и вторую плотину выше первой – также на земле истцов, что не было предусмотрено соглашением; однако ответчик вторую плотину все-таки построил. Это и стало причиной спора. Судебная палата (апелляционная инстанция) отказала ответчику в праве на подобное использование чужой земли и постановила, что истцы могут плотину снести. Кассационный Сенат решение палаты подтвердил (как сейчас сказали бы – «засилил»). Более того, решил опубликовать его в сборнике своих прецедентов, куда попадали лишь избранные решения, призванные направлять судебную практику.

Само решение весьма краткое, менее двух страниц, и ничем не привлекло бы внимания, если бы не личности спорящих. Истцами были крестьяне села Репьевка, а противостоял им в качестве ответчика родной дядя государя императора, генерал-адмирал, многолетний главный начальник флота и морского ведомства великий князь Алексей Александрович.

Решение сенаторов состоялось, как видим, не в его пользу.

Крестьяне выиграли суд у великого князя – одного из самых могущественных людей империи, имевшего возможность бывать у русского самодержца, своего племянника, в любое время, по-семейному (судя по дневнику Николая II, он встречался с «дядей Алексеем» по нескольку раз в неделю). Но на исход судебного спора недосягаемо высокое положение ответчика никакого влияния не оказало.

Лишь одна небольшая деталь указывает на то, что Сенат все-таки придавал разбирательству дела особенное значение, вполне сознавая его необычность.

Докладчиком по делу выступил первоприсутствующий сенатор Гражданского кассационного департамента, его «первое лицо» — действительный тайный советник Николай Николаевич Мясоедов (о нем см. подробнее в моем очерке «Главные судьи Российской империи»).

Это пока единственный известный мне случай, когда первоприсутствующий сенатор лично выступил докладчиком по делу: первоприсутствующие по своему званию были освобождены от докладов, а распределяли дела среди прочих судей-сенаторов.

Мясоедов предпочел отойти от традиции, распределив это  дело самому себе – и, судя по всему, рассмотрел его объективно, не в пользу могущественного лица. И это было, в общем-то, в тогдашнем порядке вещей. Как вспоминал сенатор А.Г.

Кильштет, «лично мне известны случаи, когда попытки „сфер“ влиять на решение… не только не имели успеха, но грозили погубить даже правое дело. Поэтому, исправляя часто и подолгу обязанности обер-прокурора, я заявлял категорически всяким искателям и посредникам, что требуемый или просимый „нажим“, если и мог бы иметь какой-либо результат, то лишь обратный».

Когда в 1909 году известный социолог права Богдан Кистяковский в «Вехах» — нашумевшем сборнике статей о русской интеллигенции — сетовал на то, что в предшествующие «два десятилетия из наших судов не выдвинулся ни один судья, который приобрел бы всеобщую известность и симпатии в русском обществе», то он либо сильно грешил против истины, либо перекладывал проблему с больной головы на здоровую. По наружности полемизируя с интеллигенцией, Кистяковский в отношении суда сам оказался жертвой ложных, но устойчивых интеллигентских штампов. Ведь в действительности обратных примеров в России хватало: так, в 1890-е годы в Москве был популярен товарищ (заместитель) председателя Московского окружного суда Е.Р.Ринк, который славился своей принципиальностью; наряду с Мясоедовым в Сенате заседал бывший присяжный поверенный и крупный цивилист А.Л.Боровиковский, автор множества ярких сочинений; о нем даже в советских изданиях говорилось, что имя его «сделалось символом праведного судьи»; и т.д. и т.п. Если эти судьи и были недостаточно известны в том обществе, которое окружало г-на Кистяковского, то это более говорит о нем, нежели о них.

Тут надо добавить, что в англосаксонских странах, давших множество знаменитых судей, яркость фигуре судьи придавал один простой факт: единоличное ведение судебного процесса.

Само судопроизводство было устроено таким образом, что решение в первой инстанции выносил один судья, действующий единолично. В результате он, судья, и «присваивал себе всю славу» решения.

Коллегиальность существовала только в вышестоящих инстанциях, но само право на апелляцию против вынесенного судом (trial court) решения долгое время считалось чем-то исключительным, экстраординарным (отсюда необходимость получить от суда leave to appeal, особое разрешение на обжалование решения).

Во многом это объяснялось тем, что судебное решение, причем даже в гражданских делах, зачастую основывалось на вердикте присяжных, который не предполагал обоснования, мотивации, а следовательно, и не мог быть оспорен по существу.

Совсем не то в России, где, как и в других континентальных странах, коллегиальность состава суда и обжалование решений в вышестоящих инстанциях были, напротив, нормой, а не исключением.

Статья 140 Учреждения судебных установлений (1864) гласила: «Заседания судебных мест, равно как их департаментов и отделений, должны состоять не менее как из трех членов, в том числе председателя или первоприсутствующего».

Единолично разбирали дела только мировые судьи – но подведомственные им споры не были резонансными, почему рассчитывать на всероссийскую известность они и не могли.

В итоге все значительные судебные решения были как бы анонимны, представали как плод коллективного творчества судейских коллегий разных инстанций, а действительный автор, если таковой и имелся (например, судья-докладчик), оставался чаще всего в тени. Приобрести широкую известность при таких условиях было очень непросто.

Отсюда ясно, что важные судебные решения в России не были и не могли быть «авторскими», приносящими славу конкретному судье.

Но о качестве судей и их решений это ничего не говорит: ниоткуда не следует, что это качество непременно должно было быть хуже, чем в странах с иной правовой традицией.

Еще менее это может свидетельствовать о зависимости суда – напротив, повсеместная коллегиальность, скорее, его укрепляла: воздействовать на целую коллегию всегда труднее.

Текст сенатского решения, о котором здесь идет речь, прилагается. Замечу, что в нем есть одна помарка: «присяжного поверенного Струкова» не существовало – очевидно, имелся в виду присяжный поверенный округа С.

Петербургской судебной палаты Владимир Георгиевич Струкгов, автор ряда работ по гражданскому праву; он и защищал интересы Алексея Александровича. Желающие увидеть великого князя как наяву могут проследовать по ссылке: в ролике Люмьеров о встрече президента Франции Ф.

Фора в Петергофе в 1897 году он подходит к своему племяннику-императору и отдает ему честь; этот же момент был запечатлен стоявшим рядом фотографом.  

Источник: https://zakon.ru/Blogs/chto_takoe_nezavisimyj_sud_napominanie_iz_rossii_1903_goda/74223

Решение суда есть, а денег нет? Не беда! Вместо должника заплатит… государство

Возможно ли выиграть суд при таких условиях?

.

Здравствуйте коллеги! Давно читаю закон.ру и вот все-таки решился и сам начать вести юридический блог. В этом и последующих постах я попробую поднять несколько актуальных проблем, возникающих при исполнении судебных решений.

Итак, судебные баталии позади, противник повержен, но вкус победы почему-то не так сладок, как хотелось бы.

Почему? Решение суда же вступило в законную силу, вроде бы нужно только направить исполнительный лист приставам и вуаля, денежки уже у вас на счету.

Ну а если должник откажется платить, то могучая Служба Судебных Приставов обязательно заставит его заплатить (вон, как они в телепередачах лихо выламывают двери в квартирах у должников, накладывают арест даже на домашних животных ;).

 Но это в теории. Однако, на практике все выглядит не так радужно. «Приставы не работают, должник не исполняет решение суда, что делать с бездействием приставов?»,- вот такие вопросы и комментарии можно встретить в разделах практически любого юридического ресурса на просторах сети интернет.

Рассмотрим проблему подробнее.

Так в 2011 году арбитражными судами было выдано 903 899 исполнительных листов, а возвращено в связи с исполнением 197 626 документов (отчет о работе арбитражных судов в Российской Федерации в 2011 году // arbitr.

ru/_upimg/BF2D3B8F8961047431972C2285F4F18A_an_zap_2011.pdf). То есть, даже по самым скромным подсчетам получается, что не исполняется около 78% вынесенных судебных решений. Чудовищная цифра. И это только по арбитражным судам.

Конечно, есть масса объективных причин, по которым решение суда может быть не исполнено: небольшая зарплата, коррупция, высокая текучка сотрудников, вследствие этого низкая квалификация работающих специалистов, перегруженность судебных приставов-исполнителей.

Только за последние 7 лет количество исполнительных документов, находящихся на исполнении в Федеральной службе судебных приставов России, возросло более чем в три раза. (www.rapsinews.ru/legislation_publication/20120815/264271439.html)

В таких условиях работа юриста на стадии исполнения судебного решения приобретает особое значение, тут нет мелочей.

Рекомендую при направлении исполнительного листа в ССП обращать внимание на следующие моменты:

— заявление о возбуждении исполнительного производства должно содержать максимум известной вам информации (имущество, номера счетов, адреса должника);

— после направления исполнительного листа необходимо максимально быстро установить конкретного судебного пристава-исполнителя, который занимается вашим производством;

— нужно всячески содействовать работе пристава (предоставление транспорта, сопровождение при выходе по месту нахождения должника).

Иногда это помогает, но в большинстве случаев ситуация развивается по накатанной колее: приставы не отвечают на запросы, не производят исполнительные действия, зачастую даже не высылают копии постановлений о возбуждении исполнительного производства.

Жалобы вышестоящим должностным лицам, а также в прокуратуру помогают мало.  А уж если должник находится в другом регионе, то и вовсе можно не надеяться не то что на исполнение, а даже просто на получение информации о работе пристава.

Исполнительные производства, таким образом, тянутся годами, исполнительные листы теряются, должник успевает укрыть от взыскания все свое ликвидное имущество.

Одним из действенных средств в такой ситуации мне представляется обращение в арбитражный суд с заявлением о признании бездействия судебного пристава-исполнителя незаконным. Многие недооценивают этот инструмент, а зря. 

И АПК и ФЗ «Об исполнительном производстве» предоставляют заявителю право обжаловать действия (бездействие) не только самого судебного пристава-исполнителя, но и главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей. Ведь если пристав бездействует, нарушает сроки установленные законом для совершения исполнительных действий, то явно его начальники плохо исполняют свои обязанности, не осуществляют должный контроль за работой своих подчиненных, а значит тоже бездействуют.

Скажу вам исходя из своей практики, начальство службы приставов очень чувствительно относится к жалобам такого рода.

Даже если до подачи заявления в суд пристав не делал вообще ничего, скорее всего уже ко второму заседанию и у вас и у суда «волшебным образом» появится исчерпывающая информация об имущественном положении должника. Только ради этого стоит обращаться в суд.

Вне зависимости от исхода дела (признает суд бездействие пристава незаконным или нет) вы получите полную информацию по имуществу должника, да еще и побудите пристава добросовестно работать именно по вашему должнику.

При этом, даже если у должника уже нет имущества, не отчаивайтесь. Если имущество у должника было, но вследствие недобросовестной работы приставов было «уведено из-под удара» есть шанс возместить убытки.

По общим правилам, убытки причиненные действием (бездействием) государственных органов подлежат возмещению за счет бюджета (ст. 1069 ГК РФ).

Так что если должник успел вывести имущество вследствие недобросовестности приставов, то вполне можно возместить убытки за счет бюджета.

Скажете нереально? Вполне реально. Например, по делу А32-12398/2011 юрист компании сумел добиться взыскания убытков, причиненных бездействием приставов с государства (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/82bf0a2e-9c76-4b65-901d-46673e1ad5f5/A32-12398-2011_20120124_Postanovlenie%20kassacii.pdf – постановление ФАС СКО от 24.01.2012 г. по этому делу).

Проведя анализ этого и нескольких похожих дел (как отрицательных так и положительных) мне удалось сделать несколько выводов.

Судебная практика сейчас складывается таким образом, что чтобы возместить убытки причиненные бездействием приставов за счет бюджета требуется:

  1. Установить незаконность бездействия судебного пристава-исполнителя;
  2. Доказать причинно-следственную связь между незаконным бездействием пристава и наступившими неблагоприятными последствиями;
  3. Обосновать размер убытков.

Ну, с незаконностью бездействия вроде бы все просто: обращаемся в арбитражный суд с заявлением о признании бездействия СПИ незаконным, доказываем наличие бездействия и получаем судебный акт, который уже можно использовать в качестве преюдиции в процессе о взыскании убытков.

А вот дальше уже возникают первые сложности.

Суды считают, что для того чтобы взыскателю были причинены убытки, необходимо, чтобы у должника на момент возбуждения исполнительного производства было имущество (причем если пристав его не отыскал, то найти доказательства его существования вам предстоит самостоятельно) и на данное имущество не было обращено взыскание по вине пристава (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/65368dcb-df42-4099-a041-34b9f4184a78/A56-19229-2008_20091103_Reshenija%20i%20postanovlenija.pdf).

Более того, некоторые суды идут дальше и утверждают, что если не утрачена теоретическая возможность взыскания суммы долга, то убытки причиненные бездействием судебного пристава-исполнителя не подлежат возмещению (http://docs.

pravo.ru/document/view/2531111/?search_query=%D1%81%D1%82.

+1069+%D0%93%D0%9A+%D1%81%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B1%D0%B0+%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B2&from_search=1 ).

На практике это означает, что если должник не ликвидирован (или не умер), то взыскать убытки с ФССП практически нельзя. Ведь исполнительный лист можно направлять в ССП неограниченное число раз (в пределах трехгодичного срока конечно же) и теоретическая возможность исполнения решения суда остается.

Размер убытков, опять же исходя из сложившейся судебной практики, ограничивается не суммой долга по исполнительному листу, а стоимостью имущества, на которое пристав не смог обратить взыскание.

            Таким образом, даже если приставы незаконно бездействовали, при грамотном подходе к решению проблемы есть возможность исполнить решение суда и принести своей компании реальные деньги. 

Источник: https://zakon.ru/Blogs/reshenie_suda_est_a_deneg_net_ne_beda_vmesto_dolzhnika_zaplatit__gosudarstvo/3892

Вопросы и ответы: как выиграть дело в суде, если нет денег на юриста — Промо на vc.ru

Возможно ли выиграть суд при таких условиях?

Новая методика защиты прав.

Материал подготовлен при поддержке «Амулекс»

Национальная юридическая служба «Амулекс» запустила новый формат юридических услуг — финансирование судебных исков. Он позволяет получить юридическую помощь без предоплаты и накладных расходов. Услуга актуальна для физических и юридических лиц, у которых есть право требования крупной суммы, но нет денег на судебный процесс.

Получив заявку на судебное представительство, специалисты оценивают дело, изучают документы и предлагают возможные пути решения. Это может быть, например, рассрочка оплаты, оплата по результату или выкуп права требования. Такая бизнес-модель только приживается в России, но уже активно используется в Европе и США.

О том, как финансирование исков может помочь бизнесу, рассказывает Егор Коваленко, управляющий партнёр Национальной юридической службы «Амулекс».

В каких случаях можно привлечь к работе юриста, ничего не заплатив?

Когда требование подразумевает выплату определенной суммы — так называемое денежное требование. К примеру, невозвращённый займ, неоплаченный товар или услуга, причинённый ущерб.

В случае успешного исхода дела клиент получит деньги, которыми можно будет расплатиться с юристом.

Обращаясь к нам, клиенты предоставляют документы, подтверждающие требование, и сообщают о своих намерениях и желаемом развитии событий.

Какие способы финансирования иска существуют?

Самый простой вариант — отсрочка или рассрочка оплаты. Юристу можно заплатить не до начала ведения дела, а, например, после подачи иска.

Также клиент может оплатить работу юриста после вынесения решения или после его исполнения — оплата по результату. В этом случае стоимость будет выше, чем по предоплате.

Бывают ситуации, когда юрист не готов браться за дело без оплаты. Тогда мы находим инвестора, который оплатит судебные расходы и работу юристов, чтобы по окончании процесса получить процент от выигрыша. Такая услуга будет полезна, например, компании, у которой заблокирован расчётный счёт, но есть денежное требование к контрагенту, не выполнившему свои обязательства.

Если клиент не готов ходить по судам и искать юристов, а хочет немедленно получить деньги, мы можем найти заинтересованного человека, который выкупит право требования. Клиент получит определённую часть долга и сможет забыть об этом деле. А новый кредитор будет самостоятельно взыскивать с должника сумму основного долга, проценты и неустойки.

Иногда клиенты сомневаются в перспективе своего дела или в возможности получить деньги. Мы предлагаем выбрать, каким путём пойти: получить деньги сразу, но в значительно меньшем количестве, или подождать и понести затраты, но выиграть большую сумму.

Какую выгоду получает инвестор?

В случае победы инвестор получает долю от возможного выигрыша и окупает свои вложения. Процент зависит от многих факторов: основания для взыскания долга, необходимость оформления документов, срок рассмотрения дела. Финансирование исков – это инвестиции, рентабельность которых можно заранее просчитать с высокой долей вероятности.

Что требуется от клиента при использовании финансирования иска?

При выкупе права требования клиент должен передать документы и подписать соответствующий договор. А во всех остальных случаях требования следующие:

  • Выдать доверенность своему представителю, который будет участвовать в судебных заседаниях. Как правило, лично являться в суд не нужно.
  • Предоставить юристу все имеющиеся документы для анализа.
  • Ни в коем случае не лгать юристу, описывая произошедшие события.

Перед началом судебного процесса мы подписываем договор с клиентом, в котором подробно описаны права и обязанности сторон, финансовые условия сотрудничества.

Как компания определяет, стоит ли браться за дело? Какие дела точно не возьмёте?

В первую очередь мы изучаем документы, подтверждающие возникновение требований, обстоятельства дела и другие доказательства. Далее — предлагаем возможные варианты финансирования.

Мы не возьмёмся за незаконные требования и предупредим клиента о возможных негативных последствиях. Дела с сомнительной перспективой победы мы финансируем, если видим возможности для дальнейшего развития ситуации и потенциальную выгоду для клиента.

Мы, скорее всего, откажемся от сотрудничества, если на этапе изучения материалов клиент проявляет неуважение. Например, скрывает какие-то факты, документы и обстоятельства или предоставляет подложные документы, ведет себя некорректно.

Существует ли минимальный размер претензии или требования, при котором компания инвестирует в иск?

Нет. Мы рассматриваем любое дело для дальнейшей инвестиции в него, даже если оно небольшое и сумма требований, скажем, всего 50 тысяч рублей.

Внутренняя автоматизация процессов позволяет получать результат при минимальных затратах.

Мы оцениваем перспективы успеха, определяем, можно ли увеличить объём претензии, например, за счёт компенсации морального ущерба. Исходя из этого подбираем варианты сотрудничества.

Что если юрист проиграет в суде?

Ни один добросовестный адвокат не может ничего гарантировать, кроме того, что будет своевременно и качественно готовить материалы и участвовать в судебных заседаниях.

При оценке дела юристы могут предсказать его результат с большой долей вероятности. Но многое зависит и от течения процесса. Могут вскрыться новые обстоятельства, существенно влияющие на оценку событий.

Как правило, дело не заканчивается одной инстанцией, возникает необходимость участвовать в апелляции. А после апелляционного рассмотрения часто следует кассационное. При заключении договора с клиентом мы рассказываем о возможном продолжении процесса и условиях сотрудничества.

Если договор предусматривает оплату по результату, а результат отрицательный – это убыток компании. Клиент не оплачивает работу и не несет дополнительных расходов, мы соблюдаем его интересы и тем самым бережём свою репутацию.

Источник: https://vc.ru/promo/76430-amuleks

Как выиграть суд у банка по кредиту?

Возможно ли выиграть суд при таких условиях?

Исходя из моего опыта, вероятность оказаться в суде по иску банка напрямую зависит от вида и размера кредита. Если он беззалоговый и на сумму от 5000 до 20 000 гривень, то «шанс» на то, что банк станет судиться – не более 10%. Подавать в суд по таким долгам экономически не выгодно.

Поэтому их чаще всего передают в работу или продают коллекторам, а те уже давят на должника психологически. Если ваш долг от 20 000 до 50 000 гривень, то тут вероятность нарваться на суд примерно 50%. Ну и если долг больше этой суммы или если он залоговый (ипотека, автокредит), то, скорее всего, суда не избежать. Но это не значит, что все пропало.

Нередко банки допускают ошибки, которые грамотный юрист может использовать против них же.

Как правило, ошибки кроются в несоответствии ипотечных или кредитных договоров, договоров поручительства требованиям законов Украины «о защите прав потребителя», «о банках и банковской деятельности» и положениям Гражданского Кодекса Украины. Наличие таких нарушений может найти только квалифицированный специалист.

Одна из самых частых ошибок – нарушение сроков исковой давности. Иногда это происходит из-за некомпетентности юристов банка, но часто они просто не успевают обработать все кредитные дела из-за их количества. Последствия для банков могут быть разные: от признания недействительными отдельных пунктов до всего договора в целом. Вот пара примеров.

6 лет назад мой клиент Петр взял в Альфа-Банке беззалоговый кредит на 50 000 гривень. Спустя полгода он потерял работу и обслуживать его дальше не мог. Этой весной, когда сумма долга с учетом пени и штрафов выросла до 150 000 гривень, банк подал в суд.

Петр думал, что его ситуация безнадежна, ведь банк действовал строго согласно кредитному договору. Но когда мы изучили документы, стало ясно, что кредит брался на два года, и срок исковой давности по договору истек шестью месяцами ранее. Мы подали ходатайство про отказ в иске, и его удовлетворили.

Теперь банк не сможет принудительно взыскать с Петра не только проценты и штрафы, но и сумму долга.

Другой пример. Один из банков подал в суд на моего клиента Александра, требуя взыскать с него 300 000 гривень пени, которая начислялась на протяжении 2,5 лет. Мы подали возражение и суд отказал банку.

Дело в том, что по договору пеня начислялась с момента просрочки, а срок исковой давности по взысканию пени, согласно ст. 258 Гражданского Кодекса, составляет один год.

То есть банк должен был обратиться с этим требованием на 1,5 года раньше.

Об этом по почте должно прийти соответствующее уведомление. Но на практике это не всегда так. Оно, к примеру, может прийти с большим опозданием или не прийти вовсе.

По разным причинам: ошибка в адресе ответчика или банальная нехватка денег у судовой канцелярии на заказную корреспонденцию.

Поэтому если вы давно не платите и вам уже угрожали судами, то не лишним будет раз в месяц наведываться в районный суд и самому узнавать в канцелярии, нет ли против вас иска. В противном случае суд может пройти без вашего участия.

Но, если обратиться к специалисту, в этом не будет катастрофы. Опытный юрист сможет отменить принятые без вас решения и начнет слушание дела сначала. По моему мнению, если дело дошло до суда, то привлечение юриста – безальтернативный вариант. Если, конечно, у заемщика у самого нет богатого опыта в области права.

Ведь даже в выигрышном, на первый взгляд, для должника случае, когда банк «проспал» сроки исковой давности, исход дела может решиться не в пользу клиента. Суд не станет автоматически применять эту норму против банка. И если заемщик не сможет доказать свою позицию, то банк вполне способен выиграть дело.

Не говоря уже о более сложных ситуациях.

Если дело уже в суде, то нужно определиться с моделью поведения. Она, конечно, будет зависеть от конкретной ситуации, но в целом, по моему опыту, у кредитных дел есть три выигрышных тактики.

Первая тактика – искать в кредитных договорах или договорах поручительства «дыры» и, если такие есть, судится с банком с надеждой на победу. Иногда так удается убрать из кредитного договора несправедливый пункт или оспорить его вовсе. Вот пример из моей практики.

Антон выступил поручителем по кредиту Андрея. Последний перестал платить и банк подал в суд на обоих. Ко мне обратился поручитель Антон. Изучив дело, я увидел, что кредит был взят в 2008 году, а в 2011-м банк подписал с должником договор реструктуризации долга.

Из-за начисленной пени общая сумма долга выросла на $6000, а ежемесячный платеж – на $200, по сравнению с теми суммами, за которые поручился Антон. Но, согласно положениям Гражданского Кодекса, увеличение суммы долга могло произойти только с согласия поручителя.

В итоге суд признал претензии банка к Антону недействительными.

Вторая тактика – брать банк «измором». Можно всеми возможными процессуальными способами затягивать судебный процесс: подавать апелляционные жалобы, ходатайства, встречные иски, заявления об истребовании документов или проведении экспертиз.

Для чего это нужно? Привожу конкретный пример. Мой клиент хотел закрыть вопрос с банком по залоговому кредиту, но не смог договориться о цене. Банк хотел на $20 000 больше, чем был готов заплатить клиент.

После того, как переговоры зашли в тупик, банк заявил, что через суд заберет залоговую квартиру.

Мы начали активно затягивать судебный процесс: оспаривали сам факт открытия производства в апелляции, ссылаясь на то, что должник проживает в другом месте, требовали от банка предоставления разных дополнительных документов и т.п. В итоге спустя два года банк пошел на уступки. Кредит был закрыт на условиях должника.

Существует масса законных способов затягивания судебного процесса. Но нужно понимать, как их применять в той или иной конкретной ситуации. Все они должны соответствовать Кодексу и быть должным образом оформленными, иначе будут отклонены судом. Поэтому повторюсь – лучше, если делом будет заниматься специалист.

Ошибки в кредитной истории

Почему они появляются и как их исправить

Третья тактика – первому идти в наступление. Как известно, лучшая защита это нападение. Бывает, что действия банков противоречат нормам законодательства. Если уличить их в этом, то имеет смысл первым подать иск и отстоять свои права.

Пример. Один мой клиент досрочно погасил ипотеку, но Банк Траст посчитал это нарушением и начислили ему штраф в размере 200 000 гривень. Также банк отказывался выдать справку о закрытии долга и не стал снимать ипотеку с залоговой квартиры.

Аргументировал свои действия тем, что штраф за досрочное погашение был предусмотрен условиями кредитного договора. Однако банкиры не учли того, что эта норма противоречит закону Украины «О защите прав потребителей».

Мы подали в суд, признали этот пункт договора недействительным, обязали банк закрыть кредит и снять ипотеку с залоговой квартиры.

Конечно, долги нужно отдавать. И лучше делать это, не доводя до суда. Всем спокойнее, когда клиент исправно платит долг с процентами. Но если вдруг до этого дошло, я советую не терять самообладания, а смело судиться с банком. Мои рекомендации следующие:

  1. Если знаете, что дело идут к суду, проверяйте почту и наведывайтесь в районный суд. Чем раньше вы узнаете об иске, тем больше времени будет на то, чтобы к нему подготовиться.
  2. Как минимум проконсультируйтесь с профильным юристом, а лучше поручите ему вести ваше дело. Да, это стоит денег, но часто в итоге так будет дешевле.

Дмитрий Головко, адвокат, президент юридической компании «Дмитрий Головко и партнеры»

Источник: https://finance.ua/credits/kak-vyigrat-sud-u-banka-po-kreditu

Добавить комментарий